Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 0 - Средняя оценка: 0
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Жасмин
04.04.2011, 14:24 (Последний раз сообщение было отредактировано пользовтелем 31.07.2011 в 16:09. M.G.)
Сообщение: #1
Жасмин

"Единственная вещь, которую мужчина извлечет из спора с Женщиной - как достойно проигрывать."


Вчера они поссорились. Сегодня она поставила ему ультиматум и пошла погулять по парку, великодушно дав ему время подумать и принять единственное верное решение....

1.

Она шла улице, по которой она ходила, наверное, миллионы раз. Здесь было все как в старой песенке:
" Здесь каждый дом найдем, хоть глаза завяжи.
Где-то за тем углом, детство в даль бежит".
Детство! Какая была прекрасная пора! Вон там, в парке, на лавочке, за тем деревом, она впервые целовалась с мальчиком...Боже мой ! Как же она была беззаботна и счастлива! Она целыми днями носилась, вместе с соседскими мальчишками, по пыльным улочкам этого маленького провинциального городка. В памяти всплыл Ромка, вихрастый крепыш из дома напротив. С какой гордостью он носил ее портфель. В их детских играх он был Робин Гудом, а она , по праву единственной девчонки на их улице, всегда была Леди Марион. Леди! Какое интересное слово, тогда оно было чем-то сказочным - вроде принцессы. Тогда все вокруг было похоже на сказку. И их городок- был не городок, а графство Нотингем, а маленькая роща у реки была Шервудским лесом. А злым шерифом был дед Васильич, все время гонявший их с огромной, раскидистой шелковицы, которая росла рядом с его домом. Как же давно это было!
Она шла не спеша, разглядывая себя в витринах огромных магазинов, выросших за последние годы в этом тихом городке, как грибы после дождя. Ее отражение радовало ее. Высокая, стройная, тридцатилетняя женщина, русые волосы, накрученные и умело уложены в простенькую, но изысканную прическу, вьющимися локонами обрамляли ее круглое лицо и сбегали вниз , ложась на ее плечи. Голубое короткое платье , по летнему без рукавов, отчетливо подчеркивало все прелести ее женственной фигуры: плечи, руки , томные большие груди, плоский живот, бедра, длинные стройные ноги в босоножках на высоком каблучке . Все это придавало ей тот загадочно-манящий и неповторимый вид , который сводил мужчин с ума, заставлял их совершать большие и хорошие глупости.
Она была избалована мужским вниманием. На нее обращали внимание не только зрелые мужи , но даже подростки часто оглядывались ей в след. Она видела как ее провожают взглядом сотрудники и понимала, что все они, тайно, завидуют ее мужу. Мужчины обожали ее, побаивались и страстно хотели. Она же, любила их укрощать. Нет, даже не укращать ! Она любила их покорять, превращать их в своих рабов , готовых выполнить ее любой каприз, любой приказ. Как часто в своих детских мечтах она представляла себя смелой ,свободной , дикой необузданной в своих желаниях, степной амазонкой - завоевательницей и покорительницей мужчин. Она представляла, как она возвращалась с трофеями и пленным рабами . Ох, только ей одной было известно, что она делала со своими рабами в своих фантазиях.
Она рано из гадкого утенка превратилась в красу- девицу. И тогда, ей стали не интересны юные робингуды с ее улицы. Теперь они для нее выглядели смешными. Постепенно, они отдалялись друг от друга- появлялись новые друзья. Да и сами "робингуды" подросли и превращались в пылких "ромео".
В тринадцать лет она уже сталкивала армии мальчишек просто так , потому что так хотелось ей - Жасмин. Ей вдруг снова вспомнился Ромка.... "Ромка...Хм... Где он сейчас? А Витька с Мишкой?" Все трое , по очереди признавались ей в любви. Она к ним была равнодушна. Ох, как же они страдали! Дрались как дураки, за право нести ее портфель..или проводить ее после дискотеки. Именно тогда, она поняла, как легко можно управлять этими особями. Именно тогда, она, наконец-то, сама себе призналась в том, что ее не привлекают обычные ухаживание парней. Ей нравилось самой выбирать их . Ей нравилось повелевать ими. Ей интересно было наблюдать, как они робели и краснели и бледнели, теряли дар речи, когда приглашали ее в кино или дискотеку
Как-то раз, Витька принес ей цветы, держа их как веник, за спиной. Он сорвал их прошлой ночью в теплице, в соседском огороде. Потом где-то хранил и принес их тайком, прячась от взглядов других пацанов. Если увидят, ведь, засмеют. Какие они все-таки глупые эти мальчишки!
Витька , что-то пытался пламенно говорить, запинался, потом снова пытался что-то говорить, вероятно заученное наизусть. В конце-концов, он оставил эту затею и вынув из-за спины спрятанный букет, подал его ей и сказал:
- Вот! Это тебе!
Она чуть было не прыснула от смеха , но сдержалась
- Спасибо, Витя! Какие красивые розы, где ты их взял?
-Да ... Жасмин ...я ...это, вчера ночью у тетки Катьки в тепличку залез....- с нескрываемой гордостью сообщил юный разбойник, надеясь на признание дамой сердца его смелого поступка ради нее любимой! Как наивны они были эти пятнадцатилетние ромео!
Она вдруг бросила ему букет назад. Он поймал его на лету и больно укололся шипами роз.
-Ты что! Ты посмел принести мне ворованные цветы?
- Жасмин, да че ? .... Ты же сама с нами лазила когда-то за тюльпанами... а теперь че?
- Витюша, когда это было? Все изменилось, Витя. Ты так и не понял?
-Жасмин ...да ..я только хотел... - Он на минуту замолчал - я только хотел тебе сделать приятное и... ну... короче....
Витька переминался с ноги на ногу, теребил руками край своей рубашки. Ах, как он был забавен в тот момент! А она? Она была непреклонна!
- Что ты хотел , говори же!
- Ну , я ...думал.. - Витька собирался с духом,- Ну я вот...думал... у меня есть два билета в кино на вечер....Ты обиделась, Жасмин? - почти с мольбой в голосе спросил он.
-Да!
- Ну и обижайся, подумаешь. Для тебя ведь старался! - в сердцах бросил Витька
Она молча повернулась и собиралась уже уходить, как он ,вдруг, сообразил, что вот сейчас она уйдет ... и она не пойдет с ним в кино больше никогда , а пойдет с кем-нибудь другим. Что же тогда будет делать он? Ведь, она так ему нравится. Она такая красивая! Лучше всех девчонок. Если она пойдет с кем-то другим -он будет страдать ..... как она может так? Чем я хуже других? Что она в них нашла? Вдруг он понял, что теряет даже надежду на то, что эта, самая красивая девочка в школе, предмет его тайной страсти, когда-либо глянет в его сторону.
- Жасмин, ... прости я не хотел тебя обидеть? Я хотел как лучше.- залепетал Витька.
Она почувствовала вкус своей победы и ее уже ничто не могло остановить . Как резвая амазонка из своих мечтаний, она пустила свой характер в неописуемый галоп сдержать , который было невозможно
Она надменно улыбнулась. Витька был выше ее на целую голову , но сейчас Жасмин чувствовала, что она смотрит на него сверху вниз, как на своего слугу. Он сейчас стоял перед ней как крепостной мальчишка перед барской дочерью.
- Жасмин - начал снова Витька, ошибочно приняв ее улыбку за прощение. - я не знал ...
- Что ты не знал? - строго спросила она . - Ты не знал, что девушке не дарят ворованные цветы? Ты хотя бы молчал...Соврал бы, что ли ?... Ты книжки читаешь?
-Да читаю я книжки - отмахнулся Витька. - Ладно тебе , я же сказал прости. Я все понял!
- Я прощу тебя - она специально не назвала его по имени, чтобы подчеркнуть его зависящее от нее положение. - Я прощу тебя и может быть.... может быть, даже, пойду с тобой кино сегодня, но при одном условии...
- Каком условии? - с любопытством и надеждой в голосе спросил Витя.
- Ты сейчас станешь передо мной на колени и попросишь прощения!
-Да ты че! Ты че, дура, что ли ?
- А вот за это слово, Витя, тебе придется не только просить прощения , ты будешь мои ножки целовать и в пыли валятся!
- И не подумаю!
-А ты подумай! Хорошенько подумай, Витя - с уверенностью в голосе сказала она и подойдя к нему совсем близко, коснулась рукой его щеки. Она это сделала специально, чтобы на маленькое, коротенькое мгновение его мальчишескому взору открылась тайна... такая манящая и запретная тайна - ложбинка между ее упругих девичьих грудей....
В глазах у Витьки просто помутилось. Как же она была красива. Как ему хотелось пройти с ней в кино. Он прямо представил как он идет с ней под руку. Она, на каблучках, в очень коротком платье!.... Как ему хотелось, здороваясь за руку с парнями на дискотеке, представлять ее - "Это моя девушка - Жасмин!" Как ему хотелось, чтобы все пацаны в округе завидовали ему. Но, если сейчас она уйдет, он будет среди тех, кто будет завидовать тому, кто будет с нею. Тому, кто будет называть ее своей девушкой. Он уже готов был бросится ее в ноги, умолять о прощении, но он не мог ! Как он, и на коленях перед бабой? Да если пацаны узнают - никто с ним ,даже, здороваться не будет.
- Еще чего? На колени я не стану и ноги твои целовать не буду!
- Как знаешь! Хотя вот что, - у тебя есть время до вечера , до семи часов... я буду дома одна... И у тебя есть шанс..,. но после... у тебя ничего не будет.
Она ушла .
Ах, как она его тогда! Она была довольна собой. И было не важно придет он или нет. Главное, она чувствовала свое превосходство над ним. Он теперь ее раб....
Как-то странно звучало слово "раб"... А почему бы и нет? У амазонок рабами были только мужчины .
Время шло. Витька не приходил....
Вечер, повинуясь непреложным законам мироздания, стал медленной поступью спускаться на грешную , уставшую от дневных забот, землю. Витя пришел за пятнадцать минут до назначенного срока. Он был взволнован. Наверное, его волнение передалось ей. Вдруг ей стало жаль его. Ведь он любит ее. А она так себя повела. Может простить его, поцеловать в щеку и пойти с ним в кино? .... Она знала, что если она сейчас сделает так, то потом она будет ругать себя за это. Ведь ей так хотелось поставить его на колени.... ведь так было сегодня сладко видеть как он стоит передо мной "как лист перед травой"! О, это чувство власти! "Возможно, это мой , может быть единственный шанс в жизни и упустить его нельзя!"
Витька подошел ближе. Молча смотрел ей в глаза, не решаясь заговорить первым , тайно надеясь, что утром она просто пошутила.
- Жасмин, ... я... короче....
- На колени! - коротко приказала она, указывая пальчиком себе под ноги.
Витька замолчал. Он с минуту смотрел на нее. Затем, посмотрел по сторонам, как бы проверяя наличие нежеланных свидетелей.
- Долго я буду ждать? Я сказала , на колени! - сказала она строго и решительно
Витя потупил взгляд. Краска залила его лицо. Как ему хотелось сейчас проявить характер , быть мужчиной, а не тряпкой , игрушкой в руках этой вздорной девчонки. Но как же она была красива в этом коротеньком платье . А ножки! Какие они у нее красивые. ....
- Я вижу, я зря теряю время на такого труса как ты - бросила она и повернулась ,было, уходить
- Нет! - прошептал Витька и бросился ей в ноги. Он взял ее руку и страстно заговорил - - Жасмин, .... Жасмин, прости меня. Прости меня.
Как же тогда у нее кружилась голова! Она не могла поверить что это случилось. Парень покорился ей! Вот он у ее ног! Просит у нее прощения, как раб! Да именно как раб, как крепостной! Отныне - она Повелительница! Отныне - она Царица! Какое это счастье ! Ее восторгу не было предела. Легкая истома зарождалась внизу ее живота и медленно поднималась, разливаясь по всему телу, отражалась в ней легкой, сладостной дрожью. Она почувствовала как стали набухать ее груди. Легкий стон не произвольно сорвался с ее губ. Как же это хорошо!
Она молчала. Ей хотелось чтобы этот момент длился вечно. Все было как в замедленном кино. Казалось, время остановилось , оно больше не властно над ней. Наоборот, она единственная и неповторимая Властительница всего сущего. Откуда-то из глубин ее естества, разум стучался к ней нелепой , как ей тогда казалось, мыслью "Надо что-то сказать! Надо что сказать!" Эта мысль, как нетерпеливый стук в дверь, становилась все громче и громче. "Не молчи!" - сказала она сама себе
- Жасмин, прости меня ! - снова проговорил Витька.
Она готова уже была закричать "Прощаю, Витя, прощаю!!!!"
В это время стоявший перед ней коленях мальчишка, склонился до самой земли и поцеловал ее ножку.... По ее щекам потекли непрошеные слезы. Витька быстро вскочил на ноги.
- Жасмин!
Она молчала
- Жасмин.
Она не слышала его
-Жасмин! - он взял ее за руки.
Она наконец-то пришла в себя
-Жасмин!
- Да ?!
- Ты простила меня?
- Я подумаю ....- загадочно улыбнулась она


2.

Воспоминания. Как, порой, сладостны они! Она шла мимо строящегося нового магазина. Раньше здесь был пустырь. Какая "битва" разыгралась здесь когда-то. И причиной ее была она. Какой накал страстей! Чем тебе не рыцарский турнир за честь прекрасной дамы? Это было во все времена. И, наверное, долго еще будет на этой грешной земле. Иначе, мужики заскучают и выродятся. Вместо них появятся метросексуалы с подкрашенными губами и подведенными ресницами. От этой мысли ей стало смешно.
Пришла весна, ей было шестнадцать, настало время когда , как сказал бы поэт "слепой амур в нее попал стрелой". Она влюбилась. Она влюбилась как могла влюбится только она. Сильно, всем сердцем, всем свои существом....

Она остановилась у перекрестка, ожидая зеленый свет... "Ох...! " вздохнула она. " Как же я влюбилась!" Он был достоин ее любви : высокий стройный, он играл на гитаре, писал стихи, учил иностранные языки. Ей стали безразличными ее прежние казаки -разбойники. Только он! А он, глупец, был увлечен другой. Как же это было тяжело! Самое страшное , что ей даже не кому было сказать о ее страсти. Не с кем было поделится ... И она завела дневник. Только бумаге она доверяла свою страсть, свои откровения. Она, увы, была героиней не его романа.
Страдания очищают душу, делают нас чувствительнее к другим людям, к себе. Они учат нас участию и пониманию. Наши чувства и переживания становятся яркими и насыщенными. Как это не парадоксально звучит, благодаря страданиям -жизнь становится более интересной и раскрывает свои другие, неожиданные стороны. Никто уже не узнавал прежнюю Жасмин. Она стала задумчивой и строгой. Она стала много читать, пытаясь понять мучивший ее вопрос "Почему?" "Почему так? Почему, порой, бывает так, что нас не любят те, кого мы любим, те без которых, мы не мыслим свою жизнь". А ведь так хотелось быть с ним рядом. Быть его единственной любимой. В те годы любовь всегда категорична и бескомпромиссна. Как это было не справедливо - та которую он любил, как ей тогда казалось, вытирала о него ноги. " Как посмела она играть с таким парнем?" - записала тогда она в своем дневнике. И вдруг она вспомнила Витьку. Как она заставила его целовать ее ноги, просто потому , что она так захотела. Вот! Вот в чем дело! Она не вытирает о него ноги . Нет! Она покоряет его! Парнями нужно повелевать, а не ждать от них милости. Не ждать когда они обратят на нас внимание" Ну хорошо, а как же любовь?" - вмешивался ее неугомонный разум. "Вот тогда будет и любовь! Когда он у моих ног! Когда я его единовластная Повелительница!" От этой мысли она пришла в такое возбуждение , что не могла уснуть всю ночь, а к утру она решили, что от ныне она не будет брать пример с пушкинской Татьяны, которая стыдилась того, что она написал первой письмо этому бездельнику Евгению. Это ж надо такое написать "Теперь я знаю в вашей воле меня презрением наказать"... Презрением! За что? За то, что она любит.? Так не должно быть. "Любовью оскорбить нельзя- обидеть можно невниманьем" Мы, девушки, должны править. Мы потому , что мы красивые умные , мы нежные создания и нам должны служить эти мужики." Я буду ими повелевать! - решила она для себя тогда. Ведь, они сами стремятся к нам под каблучок. Я научусь покорять их, я научусь ставить их на колени. Отныне ни один парень не получит моего расположения и внимания, пока не станет предо мной на колени. Ох, как же это приятно когда они большие и сильные падают мне в ноги и готовы повиноваться каждому моему слову, каждому моему жесту. Как приятно чувствовать себя королевой. Как приятны мне были их "битвы"! Не хорошо?! Глупости! Я так хочу!"


3.

"Ох и решительная я была тогда!" - подумала она и поспешила поправить себя - " Почему была? Почему тогда? Я сейчас стала еще более решительной. Мало того, я же вижу как они пускают слюни при виде меня. Они ломают об меня глаза. Я умею теперь купаться в их взглядах. Я пью эту сладостную энергию поклонения мне из этих мужских восхищенных взглядов. Я умею вскружить голову разжечь страсть, а потом стать холодной как лед. При этом даже "сталь подчиняется покорно, когда ее из пламенного горна бросают в леденящий холод!" Так рождается клинок. Если так воздействовать на мужчину - родится рыцарь "без страха и упрека". Где-то я читала, что мужчины как гвозди полезны, если у них хорошая голова и им правильно задано направление... Вот это я понимаю! Их силу надо использовать в мирных, преимущественно в наших, женских целях, тогда все будет хорошо."

Потом был институт. Жизнь в общежитии далеко от дома. Она познавала мужчин, научилась любить и понимать их, и в ее руках даже самые грубые парни становились податливыми и вежливыми. Она могла найти те струнки их мужской сущности, играя на которых, можно было заставлять часами ждать ее под окнами общаги, совершать не мыслимые поступки ради ее взгляда, ставить их на колени, велеть целовать свою руку в знак покорности ее воле.
Как быстро летят годы. Вот уже позади остался институт, многие ее поклонники ушли или были изгнаны ею. Была любовь, была и разлука, снова страдания и слезы в подушку.... Так устроена жизнь
Он вошел в ее жизнь неожиданно. Сильный красивый, уверенный в себе. Он был красноречив, умел ухаживать и через некоторое время она уже не мыслила себя без него. Он был единственный, которого она не ставила на колени. Сама не знала почему. Может быть потому, что он умел ухаживать, был всегда вежлив и обходителен с ней. Ох, как он мог любить в постели! Каждый раз предаваясь с ним плотским утехам, ее уносило далеко от этой грешной земли, где все было так сладко, так романтично и красиво.Она чувствовала его могучую мужскую силу внутри себя и наслаждалась дарованным ей неслыханным чудом- быть любимой женщиной.
Они встречались, любили и в один прекрасный день он сделал ей предложение ...И...она, сделав большую паузу, для приличия и для того чтобы подразнить его немного, произнесла заветное слово "Да!"
Свадьбу они сыграли весной. В тот день она была самой красивой невестой ! А он словно древнегреческий бог, галантно поддерживал ее под руку, весело улыбался. С того дня прошло уже девять лет, а их любовь не угасла, напротив разгоралась новой страстью, раскрывала перед ними новые горизонты.....


4.

От воспоминаний ее оторвал мелкий дождик, грозивший перерасти в сильный летний ливень. Воздух сразу наполнился запахом мокрого асфальта. "Надо, же! А я не взяла зонтик! Не хватало еще прийти домой как мокрая курица!" - про себя подумала она. Боковым зрением она увидела двух молоденьких парней, лет по двадцать, которые бежали от дождя под укрытие автобусной остановки, но увидев ее, оба замедлили шаг, а потом еще долго оглядывались.... В свои тридцать она была удивительно хороша. Годы придали ей больше грациозности и ощущения женского превосходства.
Она улыбнулась... Как прекрасна жизнь! Как это чудесно быть женщиной, любимой и любящей. Как ей нравилось делать свою жизнь такой, как она хотела ее видеть.
Она успела! Как только она вошла в подъезд своего дома, хлынул ливень да такой , о каких в народе говорят "как из ведра". Она не торопясь поднималась по лестнице. Перед дверью своей квартиры остановилась. Не спеша поискала в сумочке ключ и когда нашла его , на минуту задумалась. "Если я правильно рассчитала, то сейчас произойдет то, что я жду от него. А я рассчитала правильно и вела его к этому вот уже почти год. Пора!" Она вставила ключ в замочную скважину и два раза повернула. Она вошла. Он ее уже ждал, Да, еще как ждал! Почти у самого входа, чуть в сторонке , так чтобы она могла пройти стоял на коленях ее муж.
- Вы промокли, моя Госпожа? - спросил он, глядя на нее снизу вверх.
-Нет. Я успела забежать в подъезд, - сказала она и хотела еще что-то добавить еще. Вдруг от неожиданности ее дыхание просто замерло. Муж склонился к ее ногами стал целовать ее туфельки, медленно переходя к подъему ее ступни, потом чуть выше...
-Госпожа, позвольте я сниму Ваши туфли, Вы наверное устали от каблуков?
- Нет не устала! Но, туфли сними! - она запнулась на полуслове. Как ей сейчас хотелось сказать слово "раб". А может сказать?" -подумала она и тут же ответила сама себе: "Нет, пока не надо! Главное - не спугнуть. Я и так сегодня добилась многого. Теперь он никуда от этого не денется. Нужно сделать так, чтобы он сам меня попросил так его называть. Нет! Нужно сделать так, чтобы он умолял меня позволить ему заслужить быть мои рабом! Ох и коварная же я!... Ничего подобного! Я очень даже хорошая и справедливая".
Он аккуратно снял с нее обувь и поставил ее немного в сторону от себя.
Она медлила, растягивая неожиданное удовольствие. "Ну вот ты и на коленях! Так быстро! Я даже не ожидала! Вот теперь ты стоишь передо мной на коленях, как мой раб. И в моей власти решать, как долго ты будешь там, у моих ног. Хм... Надо бы что-то приказать, а то что-то пауза затянулась."
- Приведешь туфли в порядок и смажешь кремом! Ты понял? - сказала она.
- Да, госпожа! Я сделаю все как надо!
"Ну вот у меня теперь свой собственный, настоящий раб, моя любимая игрушка. Я знала, я верила что покорю тебя", - вела она сама с собой свой внутренний диалог.
"Я всегда верила, что смогу покорить тебя, потому что я женщина! Мы сильные и терпеливые, в отличие от вас. Теперь, мой милый, ты на коленях у моих ног, смотришь на меня, преданно и с обожанием, как раб на свою Хозяйку. Разве не так должно быть? Но, пока, мой любимый, я не буду тебе этого говорить. Пока, я тебя по королевски награжу! И эту награду ты запомнишь у меня на всю жизнь. Ты узнаешь, как это сладко для тебя быть моим рабом. И когда ты наполнишься сладострастной радостью повиновения мне, я тебе запрещу быть рабом. Ты будешь готов страдать, умолять, делать невозможное, чтобы заслужить вот так стать передо мной, твоей женой, на колени, припасть губами к моим ногам. Ты сам будешь хотеть этого. Я буду тебя отговаривать, но ты будешь умолять меня, чтобы я назвала тебя своим рабом. И с того дня мое слово для тебя будет закон! Я не буду из тебя делать посудомойку, во всяком случае мне этого не хочется! Пока, не хочется. Ты будешь моим пажом, рыцарем при Ея Величестве. Почему Ея? При Моем Величестве! А когда я захочу, ты будешь самым простым рабом, невольником, закованным в цепи, в моей спальне. А я буду твоя неповторимая и единственная Владелица!"
"Неужели это я? - на какое-то мгновение она сама испугалась своих мыслей, - Конечно же это я! И я себе нравлюсь такой!"
- Поцелуй еще мои ноги! - велела она мужу.
- С удовольствием, Жасмин, ты такая сейчас красивая в этом платье!
- Тебе нравится?
- Не то слово! Мне очень нравится!
- Так в чем же тогда дело? Почему ты снова говоришь мне "ты"? Тебе же самому приятно называть меня госпожой и обращаться ко мне на "Вы"! Не так ли?
-Мне очень приятно, Госпожа. Я не знаю, само как-то вырвалось...
- Само вырвалось? - переспросила она.
- Жасмин, - он опустил глаза - Ты... Вы Такая красивая! Если бы Вы знали, госпожа, как я Вас люблю, как я гордился Вами все эти годы и как...
Он не договорил, его голос слегка сорвался. Он закашлялся, делая вид что у него просто запершило в горле.
- Милый мой, если бы ты знал, как мне это приятно. Я готова была умереть вот за один такой момент. До замужества, ты знаешь, я тебе рассказывала, много парней стояли передо мной на коленях. Но ты... мой единственный и любимый. Как я хотела и ждала этого. Ты на коленях у моих ног. Ты мой...
Она опять опустила ключевое слово "раб". " Самое главное не спугнуть!" - сказала она себе. - "Лучшее всегда враг хорошего". - Но как же ей сейчас хотелось оттянуться на всю катушку с вновь обретенным своим рабом, как же хочется прямо сейчас насладится своей властью на этим сильным мужчиной. Теперь он принадлежит ей. Он ее раб. Ее собственность. "Он мой муж", - вдруг сказала она себе., - "А что, это разве помеха? Ну и пусть! Сейчас он мой раб, а свидетельство о браке будет как купчая крепость на него!"
- Ну, что же мы стоим у порога? - спохватилась она. Они даже не заметили, что все это время стояли у порога. Счастливые часов не наблюдают. Как это правильно сказано.
- Да конечно ! - спохватился он.
Она ойкнула от неожиданности , когда его сильные руки подхватили ее и понесли в зал. Он часто носил ее на руках, но сегодня это приобретало совсем другое значение. Сегодня это было по-особенному. Раньше он носил ее как самец принадлежащую ему самку. Сегодня же, он нес ее как драгоценность, как королеву. Она почувствовала его мускулы на руках. Теперь она хозяйка все этой силы и только она будет этой силой управлять.
Он принес ее в зал и бережно посадил на диван.
- Вам нравится, Госпожа?
- Очень!
- А еще я приготовил ужин, только я не знал, когда Вы придете, и мне осталось чуть чуть доделать. Если позволите, я сейчас...
- Позволяю! - промолвила она и жестом позволила ему уйти на кухню.


Продолжение ниже >>>

Каждая женщина должна помнить, что мужчина ищет спутницу своей жизни, а не её хозяйку.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
30.07.2011, 23:15
Сообщение: #2
хмм что-то не поняла)))а что же случилось потом?
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
31.07.2011, 16:08
Сообщение: #3
5.

Оставшись одна на диване, она включила телевизор, но происходящее на экране ее не интересовало. Она погрузилась в воспоминания....

Студенческая жизнь подобно весенней веселой карусели закрутила ее. Учеба , новые встречи, открытия, гулянье по ночному городу до рассвета - все это вспоминалось теперь как сон. Ее красота не давала покоя мужскому населению студгородка. Слово свое она держала. Она без сожаления рвала всякие отношения с парнями, которые не повиновались ей. Они страдали, переживали, клялись в верной любви, но ее это не трогало. "Пусть страдают если хотят! Тот, кто действительно меня полюбит, станет передо мной колени без страха и сожаления!" записала она однажды в своем дневнике.
Замужество, казалось , положило конец ее фантазиям и мечтам о женском доминировании. По-началу, это расстраивало ее. Она боялась, что жизнь ее станет однообразной и скучной, как у большинства жителей этого небольшого городка. В ее понимании не было ничего хуже, чем обыденность и рутина. Ведь не для этого мы приходим в этот мир. Это чувство отягощалось еще тем, что она привыкла делать свою жизнь сама и твердо верила, что если чего-то сильно захотеть, то это обязательно сбудется. Жизнь в провинциальных городках не радует разнообразием, а интернет ей говорил, что есть некий сладостный мир ее мечты, мир женского доминирования. Она украдкой, боясь осуждения со стороны мужа, рассматривала удивительные фотографии коленопреклоненных мужчин и властных женщин. Порой на них были девушки лет по восемнадцать. Как же она хотела быть на их месте. Она зачитывалась рассказами, спорила или просто оставляла свои мысли на соответствующих форумах.
Это было своего рода окном в интересующий ее мир. Она твердо знала, что такой мир существует. Он рядом, возможно даже в этом, богом забытом городке. Только он, как волшебный мир в книге про Гари Потера, существовал только для посвященных. Он был рядом, но она не находила его. Она, порой, уже думала, что никогда не сможет приказать мужчине стать на колени и целовать ее ноги или заставить его умолять ее о прощении за малейшую провинность, что она никогда не сможет надавать мужчине пощечин, просто потому, что ей так хочется. Как же ей хотелось видеть преданные глаза ее рабов...
Возможности интернета позволили ей тайком от мужа завести себе виртуальных рабов. С ними она могла быть откровенной. Она могла позволить себе с ними все, и они боготворили ее. Ее воображение дорисовывало недостающее, вызванное ограниченными возможностями виртуального мира. Она погружалась в этот мир. Ее дурманили слова "Моя Госпожа", "Леди Жасмин" "Я ваш раб". Ах, как ее заводили страстные мольбы ее виртуальных невольников!!!!!
Между тем ее брак был не просто счастливым, а необыкновенно счастливым. Они вместе с мужем строили небольшой семейный бизнес, вместе отдыхали, встречались с друзьями... занимались любовью. Их сексуальная жизнь была изумительной. Каждый раз, предаваясь любви, они расширяли свои горизонты, отбрасывая всякие комплексы и мнимые правила приличия, они творили в постели такое, что сами, порой проснувшись утром, удивлялись своей раскованности и смелости.
Из череды всех этих прекрасных ночей она никогда не забудет одну. Наверное, все же благодаря той необычной, волшебной ночи и случилось то, что случилось сегодня.
Они были в гостях. Танцевали. Веселились. Она была необыкновенна красива в тот вечер. Домой они вернулись поздно. Они не чувствовали никакой усталости и спать совершенно не хотелось.
- Жасмин, хочешь что-нибудь выпить? - заботливо спросил он.
-Да! Я бы с удовольствием выпила бы бокал холодного белого вина.
- Я сейчас посмотрю, что у нас есть в холодильнике, - отозвался он на ходу расстегивая манжеты на рубашке.
- Я пока прилягу... натанцевалась... ноги просто гудят...
Она вошла в спальню и, не раздеваясь, в красивом, темно-синем вечернем платье и в туфельках на высокой шпильке, легла на кровать и удобно устроившись на подушках, ждала его.
В тот год лето выдалось на редкость жарким, и ночь принесла долгожданную прохладу. "Тиха украинская ночь, прозрачно небо, звезды блещут...." - почему-то пришла ей на память строчка из стихотворения. Интересно, а чьи же это стихи?... Хм... уже не помню..." Ночь действительно было удивительной: легкий степной ветерок, залетая в раскрытое окно, весело поигрывал почти невесомыми кружевными шторами. Где-то далеко за окном стрекотали сверчки...
Он вошел, без рубашки, красивый, как древнегреческий бог. В одной руке у него была раскрытая, запотевшая бутылка вина, в другой были два бокала, которые он искусно держал между своих пальцев.
Он остановился в дверях.
- Жасмин! Милая моя, Жасмин! Как ты сейчас красива!
- Я тебе нравлюсь? - игриво спросила она в ответ.
- Я от тебя без ума!
Она необыкновенно грациозно возлежала на высоких подушках. В этом ночном полумраке она была похожа на римскую патрицианку в золоченном паланкине или на богиню Луны - Диану, завораживающую мужчин своей красотой. Она, кажется, превращала всех мужчин, кто глянет на нее в животных, которые служили потом ей и только ей.
Он сел на край кровати у ее ног. Она не шелохнулась. Он поставил бутылку и бокалы на пол и встал.
-Давай-ка я тебе помогу, - ласково сказал он и стал снимать обувь с ее ног. Он нежно и бережно снял сначала одну туфельку и, поставив ее на пол, принялся снимать другую. Потом он, вдруг, стал на колени и едва касаясь губами, поцеловал ее ножки прямо там, где начинаются пальчики.
Сначала она не поняла, что произошло. Он продолжал целовать ее ноги, поднимаясь выше и выше..., вот он дошел до того места, где нога скрывалась под краем ее вечернего платья. От удовольствия она закрыла глаза. Его губы, мягкие и влажные, нежно и неторопливо касались ее ноги, то опускаясь вниз, то снова поднимаясь выше. Его рука нежно скользнула под край платья, но недалеко. Лишь с краешку. Она старалась угадать, где будет его следующий поцелуй. Внизу ее живота потихоньку, несмело появлялась знакомая истома. Едва заметный стон слетел с ее губ. "Как же это хорошо, милый мой раб!"- хотела закричать она. Голова закружилась и перед ее мысленным взором уже разыгрывались картины ее многочисленных фантазий. Она сейчас представляла себя египетской царицей. Она не помнила ее имени, но знала, что подданные считали ее дочерью бога РА. И вот ее верный и преданный раб ублажает ее перед сном. Он стоит на коленях, как и положено мужчине в присутствии женщины...
"Что это? Сон? - пронеслось у нее в голове..." Нет! Это далеко не сон. Это он, ее муж, на коленях перед ней. Милый мой, любимый. Как же я этого хотела! Как я этого ждала! Я могла бы этого добиться, как добивалась от других мужчин, но я хотела чтобы ты сам... Я хотела, чтобы ты сам этого захотел и сам понял, что ты мой раб!"
Он хотел встать с колен, но она опередила его и приподнявшись села на кровати, поставив свои ножки ему в грудь, не позволяя ему подняться. Остановить ее уже было невозможно.
- Как ты посмел, ничтожный, побеспокоить меня, свою Повелительницу? - игриво сказала она.
Муж, на удивление, подхватил игру,
- Прости, моя Царица, хотел только поцеловать твои ножки!
- Так целуй же! Иначе я прикажу тебя сослать на галеры!
Он взял ее ноги в свои ладони и наклонившись стал целовать.
- Прости меня, моя Царица! Умоляю тебя, прости! Я люблю тебя Я хочу тебя! Одна ночь с тобой, Лучезарная, и я готов хоть на галеры, хоть в дальние рудники добывать алмазы для твоей короны.
Она встала.
Он все так же был на коленях у ее ног. Он стал целовать краешек ее платья, затем медленно стал поднимать подол вверх, открывая миру ее стройные царственные ноги.
- Ты получишь ночь со мной, ничтожный! Но, за это ты потеряешь свободу! Ты навсегда станешь моим рабом... Я велю заковать тебя в цепи...
Она не договорила. Желание охватило ее и она с неистовой силой схватила его за волосы увлекала его на кровать. Направляя его голову туда, где находился вожделенный, пылающий страстью цветок женской плоти.
-Лижи меня, раб!
- С удовольствием, моя Госпожа! - он поднял подол ее платья и, стоя на коленях, стал нежно ласкать ее языком. Она сильно трепала его за волосы, сжимая его голову ногами. Затем вдруг резко оттолкнула его от себя.
- Сними с меня платье, раб! Сейчас я посмотрю, на что ты способен!
Он снял с нее платье и, увлекаемый ею, предался ее власти над собой.
Он был способен на многое! Такого восторга любви у них еще не было. Уставшие и изнеможенные, они уснули в объятиях друг друга.
На следующее утро она пребывала в каком-то странном состоянии. "Значит не все потеряно", - думала она, - "Ему нравится быть рабом, иначе он не терпел бы вчера мои пощечины и шлепки по заду, не целовал бы так самозабвенно мои ноги, не просил бы насупить ножкой на его член... А его язык!!!! Ох! Как хорошо что природа наградила мужчин еще и языком. Только нужно научить их, как им пользоваться на наше благо и удовольствие. Научить! Вот! Научить! Приучить его к моему доминированию. А как? - Надо найти способ! И я найду его. Обязательно найду!"
Целый день она размышляла и строила планы, как внести женское доминирование в их семейную жизнь. Она засела за исследование, читала, спрашивала, общалась по интернету с женщинами, у которых это было нормой жизни и решила, что не стоит вот так сразу, в лоб, огорошить своего мужа признанием в ее стремлении доминировать. Нужно медленно и методично сделать так, чтобы он сам понял. Что бы он увидел, что без этого ни он, ни она просто не могут нормально жить.
После той ночи они часто играли в госпожу и раба. Она видела и чувствовала, что ему это нравится. Со своей стороны, получая от него подчинение и упоительные ласки, она делала все, чтобы эти ночи были незабываемы и надолго оставались в его памяти. Однажды, он испытал такой оргазм, что несколько минут не мог владеть собой от радости и счастья. День ото дня эти игры становились более насыщенными и разнообразными. Он даже купил небольшую кожаную плеть с многочисленными хвостами. Она любила порку, к сожалению, он не был от нее в восторге.
- Пусть будет символом твоей власти, любимая Жасмин! - тогда сказал он. Она любила входить в спальню в изысканном кружевном белье и держать плеть в руке. В эти мгновенья ее воображение рисовала удивительные картины. "Вот она входит в свою спальню, а на коленях стоит раб, которого она только что купила на невольничьем рынке. Мужчина красив, но неопытен. Он никогда не видел столь знатной женщины рядом. Он был когда-то воином. Но, потом попал в плен и был продан в рабство, и вот она, увидев в нем сильного и смелого человека, купила его для своих утех, а может он будет смышленым и будет ее телохранителем." Эти фантазии вновь и в новь будоражили ее. Почему же так случилось, что мы, женщины, стали второстепенными в современной жизни? Надо бы это исправить, хотя бы в отдельно взятой моей семье. Ведь нам это нравится обоим.
Все шло замечательно, но вот несколько дней назад он, вдруг, стал каким-то упрямым и нетерпимым. Два дня назад, вечером, она начала свою игру, слегка шлепнув его по заду, а он резко оборвал ее. Она не могла понять, что случилось. Почему, вдруг, все так переменилось? Она решила вести игру дальше.
-Как ты смеешь так мне отвечать? Я сейчас прикую тебя в спальне и ты получишь по заслугам....
- Прекрати, Жасмин, я сказал, - твердо заявил он.
- Что случилось? Можешь, наконец, объяснить мне?
- Ничего. Просто я не хочу играть подкаблучника.
- ....
- Да, не хочу, потому что я мужчина, и все эти игры в рабов и Госпожу - это для больных людей.
Она молча смотрела на него и не могла поверить свои ушам. Ведь столько лет все было нормально. Она стала винить себя за то, что, наверно, слишком была с ним строга во время игр.
- Милый, если тебе что-то не нравилось, ты мог бы просто сказать мне.
- Мне не нравится вся эта затея. Все это для больных психически.
- Выходит, все эти годы, ты считал что я псих? Садистка?
- Я этого не говорил.
- Нет, милый, как раз это ты и сказал!
Он хотел было что-то сказать, но она перебила его:
- Только не надо выдавать стандартную мужланскую чушь об отсутствии логики у женщин.
- Жасмин, я этого не говорил. Просто я не хочу больше всех этих глупостей.
- Но, ведь, тебе же нравится! Ты сам просил бить тебя по щекам, ведь это тебя заводит, не так ли?
- Да, очень заводит...
- Ну так почему... почему не расслабится?...
- Все, давай прекратим это разговор, Жасмин. И мне не нравится твое общение в интернете с так называемыми "рабами".
- А мне, дорогой, может многое тоже не нравится! К примеру то, что ты часами играешь в преферанс в интернете.
- То игра, а то...
- И что же у меня?
- Другие мужчины.
- Да, рабы, психи! - съязвила. - Это ведь тоже игра. Я их никогда даже не видела.
Весь следующий день и весь вечер они молчали. Изредка перебрасывались нейтральными бытовыми фразами: "Не забудь купить молока и коту корм", "завтрак на столе". Приближался вечер.
- Есть будешь? - спросила она.
- Да.
- Все на столе.
Они молча поужинали, думая каждый о своем. Потом смотрели фильм. По какой-то неясной причине, никто из них не решался первым пойти в спальню, хотя уже было довольно поздно. Может быть потому, что завтра выходной и можно посидеть по-дольше, но скорее всего, и он, и она понимали, что спальня стала холодным и пустынным местом. Там не будет больше прекрасной Царицы Жасмин и ее верного раба. Не будет тех удивительных ласк, тех будоражащих все естество слов, не будет того удивительного любовного восторга, который уже стал для них нормой жизни.
Она решилась первой.
- Я пошла спать. - Просто в никуда сказала она.
- Угу. - В ответ произнес он.
Она прошла мимо него в легком халате, удивительно подчеркивающем ее фигуру. "Ах, как же она прекрасна, моя Несравненная Жасмин!" Он поймал себя на мысли, что думает о ней, как о своей госпоже, и от этого его мужская сила пришла в необычное движение. Все в нем заиграло, он почувствовал, как его член стал непроизвольно расти в размерах. Ему хотелось бежать за ней вслед, упасть к ее прекрасным, стройным ногам и просить ее, умолять ее позволить ему целовать ее прекрасные стопы, нет, даже просто следы там, где ступала она... "Но нет! Так он превратится в тряпку для ног. Но как же хочется быть у ее ног! Нет, надо держать характер! Надо быть мужиком, в конце-концов! Ведь если я буду слабаком, подкаблучником она меня не будет любить. Женщины любят сильных мужчину, а не размазню. Она сама мне говорила об этом. Нет, нет и нет! Больше никогда я не буду ее рабом, даже в шутку! Я мужик! И сегодня я ей покажу, что я мужик и что секс с мужиком, а не с рабом, тоже будет замечательным."
Но увы! Он просто кончил. Она безучастно смотрела в сторону. Он вскоре заснул. Она не могла сомкнуть глаз.

Каждая женщина должна помнить, что мужчина ищет спутницу своей жизни, а не её хозяйку.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
31.07.2011, 16:08
Сообщение: #4
6.

Он проснулся от того, что она плачет. Где-то в глубине души он осознавал, что был не прав и очень сильно обидел ее своим жутким сексом сегодня ночью. Ведь она просила: "Не надо". Он настоял, хотел проявить свое мужское начало. "Проявил! Дурак!" - ругал он себя. "Ты вел себя как отставной фельдфебель с военно-полевой шлюхой". Ему стало нестерпимо стыдно. Она не заслужила такого. Он обнял ее прижал к себе стал шептать ей ласковые слова. Целовать ее мокрые от слез щеки, глаза.
- Жасмин, милая моя, прекрасная моя, Жасмин, не плачь прошу тебя!
Она молчала. Он целовал ее шею, плечи, грудь.
Потом вдруг, он стал на колени, на полу, возле их кровати и стал нежно целовать ее ножки. Такие красивые и стройные. Они так далеко уходили под ее ночнушку. Он поднимал ее край и целовал их выше и выше. Она поддалась ему и позволила раздеть ее. Он ласкал ее руками, и нежно-нежно целовал ее ноги называя ее своей госпожой, а себя ее рабом. Вскоре, он добрался к самому заветному, укромному местечку. Он страстно и в то же время нежно, целовал ее киску. Потом настойчиво проник языком внутрь...
"Вот ты опять у моих ног. Ты мой раб, ты подлизываешь меня, как положено мужчине. Ты мой раб!" Думала про себя она. "Ты ведь страстно желаешь этого! К чему эти дурацкие заявления? Ведь нам так хорошо!"
Она чувствовала его неистовую силу, обнимала его тело и знала, что она его хозяйка, она владеет им хочет он этого или нет. Она, вдруг, почувствовала себя как, наверное, чувствуют дрессировщицы с клетке с тиграми.
Когда-то давно , в детстве, она была в цирке и видела, как хрупкая девушка-дрессировщица вошла в клетку с тремя огромными львами. Один лев вдруг зевнул и Жасмин увидела его огромную пасть с острыми клыками. Девушка вошла в центр арены щелкнула плеткой и огромное, сильное животное ,способное ударом лапы убить быка, покорно легло у ее ног. Сейчас почему-то она чувствовала себе на месте той девушки. Вот он, мой лев, показал мне свои клыки и вот он, у моих ног нежно вылизывает меня языком там, где я ему укажу, а потом он войдет в меня и ублажит меня так, что я буду на седьмом небе. "Что же ты , глупенький, сопротивляешься? Еще никто не побеждал женщину!"
Он обильно кончил, испачкав спермой все вокруг. Это был как салют в ее честь. Потом он понес ее в душ и искупал, обтер ее мягким полотенцем ,набросил на нее халат.

Сегодня утром, она решила перейти в наступление. Она не должна ждать милости от мужчины. Она и только она может повелевать, миловать или наказывать. Потому что она- женщина.
Так получилось что разговор начал он.
- Жасмин, давай помиримся, в конце-концов.
- А мы разве ругались? Ты сам сказал, что я больна и сам затеял все эти сцены ревности. Как ты не поймешь, что ты сам не хочешь быть таким, как ты был прошлой ночью. Это не естественно для тебя.
- Но тряпкой для твоих ног я тоже не буду
- А мне показалось, что вчера ночью, ты именно этого хотел. Ты помнишь как ты просил меня позволить тебе лизать мои ноги и не только ноги , ты просил позволить тебе лизать мою попку. Или ты забыл?
- Жасмин, я скажу тебе честно, я люблю тебя очень. Ты необыкновенно красивая умная и желанная. Ты лучше всех. И честно , "положа руку на сердце", для меня быть у твоих ног - это просто счастье. Меня это заводит и очень
возбуждает. Мне хочется , очень хочется, быть твоим рабом. Именно рабом и не только в спальне. Мне так приятно, когда ты говоришь мне, например, купить что-то в магазине. Я представляю себе как я стою на коленях, а ты приказываешь мне . Но, пойми меня, я не тряпка! Я не слабак как ты можешь подумать. Я мужик!
- Милый , посмотри на меня! - она встала с дивана прошла немного по комнате, давая возможность ему посмотреть на нее во всей ее красе. - Неужели ты думаешь, что я полюбила бы слабака, тряпку? Я разве похожа на такую? Неужели ты думаешь, что я не способна свести с ума сильного, благородного мужчину? Именно за такого мужчину я вышла замуж. Ты мой рыцарь без страха и упрека. Ты моя каменная стена, ты моя защита. Я вышла за тебя замуж потому, что ты мужественный и сильный человек. Я видела как ты старался для меня, для нашей семьи. Я помогала тебе во всем. Мы стали делать бизнес вместе. Согласись, что именно я поддерживала тебя, когда у тебя что-то не клеилось, я всегда верила в тебя в твои мужские качества. Я знала, что ты сильный, я всегда это видела. Ты не впадал в панику, как многие мужики паникуют и садятся на стакан. Нет, ты настолько силен, что в самые трудные твои дни, ты мог любить меня так же чисто и светло, как и в дни радости. Неужели ты думаешь, что став передо мной на колени, ты утратишь свою мужественность ? Неужели ты думаешь, мне будет дорог и приятен мужчина, который бьет меня, от которого я бы убегала соседскими огородами? Мой милый, я считаю - чтобы покорится женщине так, как ты мне, мужчина должен иметь неимоверную смелость и мужество. Скажи много ли мужества надо сильному обидеть слабого?
- Для этого достаточно трусости ! - ответил он
-Вот именно! - с восторгом в голосе сказала она. - Для этого достаточно трусости. А, вот смелость нужна чтобы защитить слабого. Смелость нужна для того, чтобы быть мужчиной всегда и везде. "Быть отважным и душою не продажным" , так кажется сказал Расул Гамзатов? Смелость и мужество нужны мальчишке чтобы не боятся насмешек и дразнилок , когда он несет девушке первый своей букет цветов. Смелость и мужество нужны чтобы защитить девушку от хулиганов. Смелость и мужество нужны повседневно в том, чтобы обеспечивать семью. Смелость и мужество нужны чтобы вот так, как ты, преклонить колени перед женщиной, которая слабее тебя , но она твоя любимая, она твоя поддержка, она мать твоих детей. Поэтому, в моих глазах, ты никогда не был и не будешь тряпкой для ног. Я знаю почему в тебе такое заговорило. Ты в этом не виноват. Виновато многовековое воспитание. Прежде всего мы, женщины, виноваты в том, что вы стали такими. Я смотрю на улицу и вижу, как девушки сами позволяют унижать себя , бить - что же они хотят увидеть от мужей и потом от сыновей. В вас вбивают вот уже много веков ,что "курица не птица - баба не человек". Вы горланите песни про Стеньку Разина , который натешился с княжной, а потом на потеху своей пьяной толпы, бросил ее в синее море. Каков герой, не так ли ? Сколько нужно "смелости", "силы", "мужества", "благородства", чтобы натешившись, насладившись любовью малолетней девушки, потом, под общий хохот, бросить ее в море. И смотреть как она тонет. Ведь она явно молила о помощи. Нет, эти гады наслаждались ее медленной и мучительной смертью. Я не понимаю почему народ поет эти песни, прославляя в веках гнуснейший поступок. Вы забыли , дорогие наши мужчины, что кроме войны есть еще мир. И , что мир гораздо лучше войны. И когда на земле правили женские божества - был мир и покой. Но, когда вы, сменили наших богинь на марсов - все понеслось в бездну. Вы правы, мы , женщины, любим сильных мужчин. Мужчин, способных на подвиг. Мужчин, способных нести нас на руках через все невзгоды. Мужчин, способных воспевать нас. Ведь, именно так мы выбираем свое будущее потомство. Именно так рождается генофонд любой нации. А что даст генофонд таких как Стенька Разин? Трусов. Которые стреляют из под тишка. Которые воют, спрятавшись за беременных женщин в больницах или за детей в школе. Таких, которые сидят дома и пьют горькую, в то время как их жены зарабатывают на хлеб насущный. Вот такие для меня хуже, чем все самое гадкое на свете. Такого я бы не хотела видеть даже тряпкой у моих ног. Я знаю, что покоряясь мне и повинуясь мне ты, как бы, многое выпускаешь из-под контроля. Это пугает тебя. Ты чувствуешь так, как-будто ты чем-то жертвуешь. Я согласна в какой-то мере -да. Но, ведь, любовь она как огонь. Огонь прекрасен! Люди могут часами любоваться пламенем, но чтобы огонь жил нужно в него подбрасывать дрова или подливать масла. Разве я не пожертвовала чем-то ради тебя. Мои друзья -это твои друзья. Я все время с тобой, я всегда поддерживаю тебя . Я вижу как тебе завидуют мужчины, что я у тебя такая. Я всегда это подчеркиваю. Так что, эта жертвенность всего лишь на наше благо. Я понимаю тебя. Я очень тебя понимаю. Тебе сейчас нелегко , как и мне. Я хочу, чтобы ты остался один и подумал. Хорошо подумал над тем какой будет наша с тобой жизнь. Будешь ли ты возвращаться с работы в рай к ногам своей богини или в ванильную, обывательскую семью. Мне тоже надо подумать. Поэтому я ухожу. Ухожу погулять. А когда я вернусь - все в твоих руках.

Она ушла. Поставила ему ультиматум и пошла погулять по парку, великодушно дав ему время подумать и принять единственное верное решение....

"Ну где же обещанный ужин?" - спросила она про себя " Ох как же это хорошо иметь своего собственного раба! Я покорила его! Нет он сам покорился. Он признал что я выше его! Нет, наверное, я не выше, я женщина и властвовать над мужчинами мое право по рождению!" От этих мыслей ей перехотелось ужинать. Ей хотелось насладится своим новым положением.Своим счастьем!
Она позвала его громко по имени. Он вошел в зал с ложкой в руках. Видно было что приготовление ужина давалось ему не легко. "Эх мужики! Даже поесть не могут приготовить". - подумала она. "ну ничего это я исправлю, всему свое время"
- Ты... простите ... Вы что-то хотели, Госпожа? - вежливо спросил он.
- Да хотела! Я хочу что бы ты снял рубашку и был без рубашки сегодня весь вечер.- приказным тоном сказала она, но голос предательски дрогнул. "Мне самой еще нужно научится быть Повелительницей!" -подумала она про себя.
- Слушаюсь Госпожа! - он снял рубашку - Так , госпожа?
- Все , раб, иди готовь мой ужин!
Он ушел
Посидев немного на диване, она встала и пошла на кухню. Большой здоровенный мужик суетился, делая мясо и еще что-то. Видно было что он старался. Она остановилась в дверях и смотрела на него. Он еще не видел ее. "Ну вот, Жасмин. Это твой раб.Ты теперь рабовладелица. Настоящая рабовладелица.Кто бы мог подумать? Знала бы моя учительница по истории, говорившая нам о несправедливости рабовладельческого строя, что одна из ее лучших учениц станет рабовладелицей. Пусть не такой как в Египте и Риме, но все же. Сейчас она захочет и возьмет этого мужчину..... Нет, он просто ее раб. Сейчас она подойдет и как полноправная хозяйка возьмет своего раба и потащит за волосы в свое ложе, как амазонка - повелительница.
Она подошла к нему сзади и как хозяйка схватила его за аппетитную попку. Он повернулся к ней.
-Кто разрешал тебе оборачиваться, раб ?
-Я ..
- Ты моя собственность и я хочу тебя прямо сейчас вот здесь на кухне. Отныне я буду иметь тебя там где я захочу.Ты меня понял раб ?
- Да, Госпожа
-Выключил плиту живо и ублажи свою владелицу, раб
- О госпожа как мне нравится, когда вы так говорите
- Замолчи раб, мне надоели твои слова и пререкания. Язык нужен рабу для других целей - лизать ножки своей Повелительницы! На колени!
Он упал пред ней на колени и стал целовать ступни ее ног. Постепенно приходя в дикое возбуждение от своего унижения и от осознания что он принадлежит красивейшей женщине- Несравненной Повелительнице Жасмин. Волна этого необыкновенного счастья захватила их обоих. Он целовал ее ноги, потом ласкал языком ее киску, вылизывал ее попку... Она пару раз шлепнула его по щекам за нерадивость . Потом она оттолкнула его и снова велела лизать ее ноги.Он распростерся на полу перед своей женой и благоговейно целовал пальчики на ее ножках.
Она наклонилась и схватив его за волосы и потащила его в спальню. Потащила его как пленного раба из свои детских фантазий. "Ах какое это необыкновенное ощущение власти над сильным мужчиной! Вот он беспомощный ползет за ней. Он в ее власти! А ведь какой он сильный - словно лев. Но, лев у моих ног. Как же это прекрасно! Сейчас, мой раб, ты докажешь мне что ты лев в моем любовном ложе".
-Покажи на что ты способен, раб! И, клянусь небесами, если мне не понравится тебя закуют в цепи и продадут в дальние страны или на галеры!
Он встал с колен поднял ее на руки и небрежно опустил на кровать . Он был возбужден до предела. Он бросился на нее. Он вошел в нее как всегда сильно решительно, но очень нежно. Он принадлежал ей.
Он кончил ей на живот. И хотел было вытереть лежавшими рядом ее трусиками, но она остановила его
- Ты забыл для чего нужен рабу его язык? - строго спросила она
- Нет, Госпожа!
-Тогда чего ты медлишь? Слижи все это, раб!
Он медлил. Она наотмашь ударила его по щеке
- Я что тебе приказала, раб ?
- Госпожа.....
Еще пощечина
- Что я тебе велела делать раб, повтори!
- Слизать языком, Госпожа! - от ее строгости и необычности приказа, его член стал расти в размерах. Его это сильно возбуждало
-Ты еще хочешь получить по щекам раб?
-Нет Госпожа , простите.
- Так что я велела тебе слизать языком, раб ?
- Сперму . Госпожа
- Вот наконец-то! А теперь все сначала , четко и внятно повтори что я приказала тебе делать, раб ?
- Вы приказали , Госпожа, слизать всю сперму с вашего животика
- -Ну так в чем дело раб, я долго буду ждать?
- Нет, госпожа
Он наклонился и медленно слегка брезгливо стал слизывать свою сперму. Она не удержалась и ,схватив его голову руками, ткнула его в свой живот, выпачкав все его лицо в сперму.
Он застонал от возбуждения. Этот стон передался ей и снова они были в объятиях и снова ее раб вошел в нее. Оргазм ! Еще оргазм! Один за другим! Что за чудо! Ради этого стоит жить. Ради этого стоит покорять и быть покоренным.

Она лежала раскинувшись на белой постели, счастливейшая из женщин! Он сидел у ее ног и смотрел на нее с обожанием. Как она красива вот такая неукротимая обнаженная амазонка.
- Раб? - позвала она его тихим голосом.
- Да, моя Госпожа!
-Кто тебе позволял смотреть на меня? Ты разве не знаешь, что рабу нельзя смотреть на свою госпожу так, как ты сейчас смотришь
- А как я смотрю сейчас, Госпожа ?
- Не важно как, раб! Быстро лег на спину!
Он повиновался
Она села на него так что его голова находилась между ее ног прямо у ее киски.
- Запомни, раб, смотреть на меня можно только с моего разрешения! И еще запомни что твое место, раб, теперь вот здесь!
И она села ему на лицо.

Каждая женщина должна помнить, что мужчина ищет спутницу своей жизни, а не её хозяйку.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
31.07.2011, 17:49
Сообщение: #5
Мне понравилось.Класс
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход: