Создать ответ 
 
Рейтинг темы:
  • Голосов: 1 - Средняя оценка: 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Опустись на колени. (Частично из реала.)
22.08.2012, 21:56
Сообщение: #1
1. ВСТРЕЧА.
Я сижу на скамейке у Макдональдса уже почти час. На улице довольно холодно, я продрог, и думаю, что температура, наверное, не поднялась выше восемнадцати градусов. Столики вокруг меня были пусты – все посетители предпочитают тепло ресторана.

Я вспоминаю, как ватными пальцами набирал ее номер и слушал длинные гудки в телефонной трубке, я уже хотел дать отбой, когда на другом конце ответили.
- Алло, - услышал я сонный женский голос.
Мое сердце провалилось куда-то в район желудка. Я понял, что разбудил ее и лихорадочно посмотрел на часы – было почти два часа дня.
- Алло? – снова раздалось в трубке.
Мне пришлось дважды прочистить горло, прежде чем я смог заговорить.
- Ирина? – мой голос звучал хрипло и незнакомо, - Простите, что побеспокоил вас, - я запинался, - я видел вас в клубе… и… мне дали ваш телефон… - я окончательно смутился и замолчал.
- И зачем вы звоните мне? – в ее голосе послышалась легкая улыбка.
- Я хотел попросить о встрече, если это возможно, - запинаясь, выдавил я, и тут же понял, какой наглостью с моей стороны было просить об этом.
На другом конце телефона долго молчали, и я уже испугался, что она положит трубку, но этого не произошло.
- Жди меня в субботу, после обеда, у ресторана Макдональдс, напротив клуба. На тебе должны быть одеты черная футболка, голубые джинсы и белые кроссовки, - сказала она и отключилась.
Получилось! Я не верил своему счастью. Только бы она разрешила служить ей! Такие мысли проносились в моей голове, пока я сидел на кровати, все еще прижимая мобильник к уху.

И вот, наступил долгожданный день встречи. Я сижу за столиком на улице и внимательно оглядываю проезжающие машины, в надежде увидеть в одной из них Ирину. Но она пока не появлялась. Я в который раз смотрю на часы – десять минут третьего. Я закусил губу, возможно, я опоздал? Думать о таком страшно, и я скорее отгоняю эту мысль. Оглядевшись по сторонам, я вижу стайку девушек, входящих в двери ресторана. Одна из них заинтересованно смотрит на меня и улыбается. Я поспешно опускаю глаза – не хватало еще, чтобы Ирина увидела меня с ними и подумала, что я флиртую.
Я все еще погружен в свои мысли, когда рядом со мной останавливается пара симпатичных ножек в туфлях на высоком каблуке. Я вскидываю голову, и вижу перед собой Ирину. Она стоит напротив меня, заложив руки в карманы легкого черного плаща. Я поспешно поднимаюсь на ноги, сжав руки в кулаки, чтобы она не заметила, как они дрожат.
- Здравствуйте, Ирина, спасибо, что согласились встретиться со мной, - бормочу я смущенно и замолкаю, я не знаю, что еще сказать ей.
Она все так же молчала, внимательно разглядывает меня, под ее взглядом я еще больше смущаюсь, и меня, несмотря на прохладную погоду, бросает в жар; я чувствую, как глаза защипало, и опускаю голову.
- Здравствуй, Дима, - говорит Ирина, в ее голосе я чувствую удовлетворение, - приятно видеть покорного раба, и румянец тебе идет.
От ее слов я еще больше краснею. Сердце бухает где-то в районе желудка, ладони вспотели. Я еще никогда в жизни так не нервничал. Ирина, тем временем, разворачивается и направляется куда-то в сторону. Она ничего больше мне не говорит, но я нерешительно следую за ней.
- В машину, и пристегнись, - говорит Ирина, когда мы подходим к ее Тойоте.
Я поспешно сажусь на пассажирское сиденье, и пристегиваюсь, попав в замок лишь со второго раза – так трясутся руки. Ирина обходит машину и садится за руль. Она заводит машину, а затем нажимает на какую-то кнопку, и я чувствую, как ремень безопасности пришел в движение, плотно притянув меня к креслу. От волнения у меня перехватывает дыхание. Увидев, мое участившееся дыхание Ирина спрашивает:
- Не туго? – я мотаю головой и робко заглядываю ей в глаза.
- Нет, госпожа, - почти шепотом произношу я.
- Положи руки на колени, - приказывает она, - и я не хочу, чтобы ты в моем присутствии поднимал взгляд выше моих коленей.
Я делаю, как она велела, сцепив руки в замок, так как они все еще дрожат. Я отворачиваюсь от нее и опускаю глаза.
Она не говорит, куда собирается отвезти меня, а я не смею поднять глаза, чтобы посмотреть в окно. Всю дорогу я сижу потупившись, лишь иногда решаясь перевести взгляд на ее ножки, затянутые в тонкие черные колготки. Когда она сидит, плащ немного распахивается, обнажив ножки Ирины и край песочного цвета юбки. Мне очень хочется гладить и целовать эти ножки, но я понимаю, что эту привилегию еще нужно заслужить.
Ирина привезла меня в какой-то ресторан. Когда мы входим, она позволяет мне помочь ей снять плащ, мне кажется, что ее тело очень горячее, когда я ненароком касаюсь ее плеча.
Я иду за ней к столику у окна. Ирина позволяет мне самому сделать заказ для себя, и я очень волнуюсь, так как понимаю, что любая мелочь может повлиять на ее решение позволить или нет, мне служить ей. Строчки меню расплываются у меня перед глазами, и мне приходится дважды повторить мой заказ официанту, так как в первый раз я произношу его очень тихо. Сама Ирина заказывает равиоли и бутылку красного вина. Пока мы ждем заказ и пьем вино, Ирина расспрашивает меня о моей жизни. Ей интересно буквально все, иногда она задает такие личные вопросы, что я краснею и запинаюсь, отвечая ей. Слушая мои ответы, она задумчиво смотрит в окно на поток машин, бегущий, под начавшим моросить дождем.
Так мы сидим в ресторане часа два. И наконец, Ирина говорит, что ей пора. Она не позволяет заплатить за себя, сказав, что эту привилегию я еще должен заслужить. Когда мы выходим в холл, и я помогаю ей надеть плащ, я собираюсь с духом и задаю волнующий меня вопрос:
- Мы увидимся снова, госпожа?
Ирина на мгновение задумывается.
- Напиши мне свой имэил, я сообщу тебе о своем решении. И найди мне зонт, -добавляет она, посмотрев в окно на усилившийся дождь.
Я бросаюсь выполнять ее приказ – в баре я, одолжив ручку, быстро пишу свой адрес на оборотной стороне визитки ресторана. А вернувшись в холл, прошу в гардеробной зонт, пообещав занести его обратно на днях.
Когда мы выходим из ресторана, я, держа раскрытый зонт над нами, протягиваю Ирине клочок бумаги с моим адресом. Она принимает его и прячет в карман.
- Я живу не далеко, - говорит Ирина, забирая у меня зонт, - провожать не нужно.
Она уходит, оставив меня одного на тротуаре, а я словно замер, без возможности пошевелиться, прижимая руку, которой она коснулась, к губам. Вскоре ступор проходит, и я замечаю швейцара, который удивленно смотрит на меня от двери ресторана. Развернувшись, я направляюсь к метро, стряхивая по дороге капли дождя с волос.
Дома я оказываюсь примерно через час и, зайдя в квартиру, сразу принимаюсь настраивать почту на своем телефоне, чтобы иметь возможность просматривать ее из любого места. Настроив телефон, я проверяю почтовый ящик, но там пусто. Умом я понимаю, что Ирина не ответит мне сегодня, но ничего не могу с собой поделать, и до вечера проверяю почту каждые пятнадцать минут.

С продолжением Чтобы видеть изображения, вам следует зарегистрироваться.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
22.08.2012, 22:25
Сообщение: #2
как всегда, на самом интересном месте вырубили свет : ))

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
25.08.2012, 23:39
Сообщение: #3
2. СЛУЖИТЬ ЕЙ.
Прошло уже два дня, а я так и не получил заветного письма. Ощущение ее прикосновения к моей руке пропало, и мне начинает казаться, что наша встреча произошла во сне. Я часто беру в руки телефон и, открыв почтовую программу, смотрю на экран. Телефон это моя надежда на еще одну встречу с Ириной.
В среду я пропускаю очередную встречу в клубе, так как знаю, что Ирина довольно редко их посещает, и боюсь, что пропущу сообщение от нее. Целый день я без дела слоняюсь по дому, несколько раз мне звонят друзья, но я даже не беру трубку – нет желания ни с кем разговаривать. Вечером, в пол десятого я в очередной раз безнадежно смотрю на экран телефона, и тут… о чудо! вижу письмо от Ирины. В теме письма значится «опустись на колени». Я немедленно опускаюсь на колени там, где стою и, дрожащей рукой открываю письмо. Вот текст письма целиком: «С сегодняшнего дня, я принимаю тебя как своего раба. Во время наших встреч ты больше не принадлежишь себе. Прочитай и запомни правила, которые ты должен неукоснительно выполнять: 1. с этого момента ты должен называть меня «госпожа»; 2. все мои сообщения, полученные по электронной почте, смс, ты должен читать, опустившись на колени, отвечать на мои телефонные звонки ты должен опустившись на колени; 3. ты не должен звонить мне, или какими то другими способами пытаться связаться со мной, я сама буду выбирать время и место наших встреч; 4. ты не должен смотреть мне в лицо или прикасаться ко мне без моего разрешения».
Я опускаю телефон, все мое тело сотрясает крупная дрожь. Я чувствую как напрягаюсь, как мое тело ждет оков, которые докажут мою принадлежность госпоже. Снова включив телефон, я перечитываю письмо еще несколько раз, каждая его строчка отпечаталась в моем мозгу.
Пока я перечитываю письмо, телефон сигналит о новой почте. Новое сообщение гласит: «Пятница. 19.30» Дальше написан ее адрес.

Я сам не знаю, как дожил до пятницы. Придя на работу в четверг, я был как в тумане и часто ошибался. Коллеги спросили, не влюбился ли я, пришлось как то отшутиться.
Пятница тянется нескончаемо, я поминутно смотрю на часы и мне кажется, что стрелки их замерли насовсем. В итоге, отпросившись с работы пораньше, я еду домой и там привожу себя в порядок. Одевшись в черную футболку, джинсы и кроссовки, я, поразмыслив, беру еще куртку – на улице довольно прохладно.
На метро я добираюсь до ближайшей к дому Ирины станции, и, выйдя на поверхность, довольно быстро нахожу нужный адрес. Дом оказался из дорогих, с подземной парковкой, охраной на воротах и консьержем. Я сказал консьержу куда направляюсь, и скоро очутился в лифте, поднявшем меня на двенадцатый этаж.
Подойдя к нужной двери, я смотрю на часы, они показывают 19.20. Я в нерешительности, позвонить в звонок сразу, или подождать до назначенного времени? Я боюсь гнева госпожи, и в тоже время, не хочу, чтобы кто-то из соседей увидел меня, слоняющимся по лестничной площадке. В итоге, выбрав второй вариант, я звоню в дверь. Звонка я не слышно, но, через какое-то время, дверь открывается. В полумраке прихожей я вижу госпожу Ирину, одетую в легкие брюки и рубашку. Она отходит внутрь, приглашая меня войти.
- Здравствуйте, госпожа, - говорю я, переступив порог.
Она оглядывает меня с головы до ног и улыбается.
- Одежду оставь в коридоре, - говорит Ирина и, развернувшись, уходит вглубь квартиры.
Я закрываю входную дверь, раздеваюсь, чувствуя себя неловко, иду вслед за ней. Войдя в гостиную, я смущенно останавливаюсь в дверях. Ирина сидит перед телевизором на диване. Я подхожу и опускаюсь перед ней на колени.
- Ты хочешь служить мне? - спрашивает Ирина, приподняв мой подбородок кончиками пальцев ноги, заставляя посмотреть ей в глаза.
- Да, госпожа! Позвольте мне служить вам!
Ее ножка чертит пылающую дорожку по моим груди и животу, и останавливается, упершись в мой член. Мне очень хочется взять ее в руки и ласкать, покрывая поцелуями, но я помню о запрете моей хозяйки. Госпожа нежно гладит меня ступней по члену, от чего он почти немедленно поднимается. Когда госпожа убирает ножку, я вздрагиваю.
- Подай шкатулку, - приказывает она, указав на журнальный столик, стоявший недалеко от дивана.
Я поспешно поднимаюсь и приношу ей довольно тяжелую шкатулку. Опустившись на колени и склонив голову, я протягиваю шкатулку госпоже. Она открывает ее и достает оттуда что-то глухо звякнувшее.
- Отнеси на место, - снова приказывает она.
Поднимаясь с колен, я украдкой бросаю взгляд на ее руки, она держит широкий ошейник из плотной кожи с металлическим замком, рядом лежит пара наручников. Мое сердце пропускает удар. Вернувшись назад, я снова опускаюсь на колени, мое тело сделалось ватным. Госпожа приказывает мне поднять голову, и, когда я исполняю приказ, оборачивает мою шею ошейником. Когда раздается звонкий металлический щелчок, я вздрагиваю. Я чувствую, как ошейник плотно охватил мою шею, и от этого мое дыхание учащается. Затем госпожа застегивает у меня на запястьях браслеты из такой же плотной кожи и, заведя мои руки за голову, прикрепляет браслеты к ошейнику на моей шее. Я стою перед ней на коленях, полностью доступный для любых ее действий и моя доступность странным образом смущает и возбуждает меня.
Госпожа приказывает мне встать и повернуться перед ней. Я исполняю приказ, дав ей возможность оглядеть меня со всех сторон. Потом я вновь опускаюсь на колени в полушаге от дивана. Госпожа немного сдвигается, и наклоняется ко мне, приподняв мой подбородок и принуждая меня смотреть ей в глаза. Ее лицо так близко, что я сразу думаю о поцелуе, но одергиваю себя – я не могу рассчитывать на такое. Госпожа, очень нежно, проводит кончиками пальцев по моей щеке от виска до подбородка, затем ее рука скользит дальше вниз, но, не дойдя до конца, останавливается и направляется обратно. Мне становится трудно дышать, я прикрываю глаза.
- Открой глаза и смотри на меня, - тут же слышу я голос своей госпожи.
Я с трудом подчиняюсь. А она продолжает ласкать и гладить мое тело, как будто играя на каком-то диковинном инструменте, любуясь выражением моего лица.
Дальнейшее слилось для меня в один сумбурный ряд. Я помню, как умолял госпожу позволить мне прикоснуться к ней и как она, смеясь, ускользала от меня, помню как, задыхаясь от вожделения, я уткнулся лбом в ее колени, а она ласково гладила меня по голове, шепча какие-то нежные слова…
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
25.08.2012, 23:54
Сообщение: #4
Вот счастливчик : ))

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
26.08.2012, 05:52
Сообщение: #5
а зачем она не отстрапонила его и не сделала золотой дождик?) как же без этого?)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
26.08.2012, 18:44
Сообщение: #6
Горячий Парень, а потому что госпожа делает только то, что сама хочет. Чтобы видеть изображения, вам следует зарегистрироваться.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
30.08.2012, 20:35 (Последний раз сообщение было отредактировано пользовтелем 30.08.2012 в 20:36. Irina.)
Сообщение: #7
3. УТРО.
Я просыпаюсь, от того, что судорога свела мне руку, пытаюсь подняться, не до конца придя в себя, но тут же я остановлен цепочкой, натянувшейся от моего движения. Осознав себя лежащим на полу, я вспоминаю предыдущий вечер. Мое лицо озаряет улыбка. Я оглядываюсь, за окном пасмурно, от этого в комнате стоит полумрак. Через приоткрытую дверь видно, что остальная квартира так же погружена в полумрак. Из чего я делаю вывод, что госпожа еще спит. Еще через пару минут я понимаю, что зверски хочу в туалет, но будить госпожу я не смею – приходится терпеть. С нервной дрожью я думаю, что если она опять поспит до двух часов? Я не настолько уверен в себе.
Полежав еще немного, я пытаюсь перевернуться на другой бок, чтобы разогнать кровь. Цепочка, приковывающая меня к кровати, несколько раз тихо звякает, и я замираю. Внезапно я слышу, как зашуршало постельное белье и, через мгновенье, из-за спинки кровати показывается голова моей госпожи.
- Доброе утро, госпожа, - говорю я, - простите, что разбудил вас.
- Доброе утро, раб, - произносит она.
Она подтягивается повыше, и протягивает ко мне руку, но не достает и, покачав ей в воздухе надо мной, со вздохом поднимается. Обойдя кровать, она опускается рядом со мной, и открывает замочек, удерживающий цепочку, затем освобождает мне руки, и я могу, наконец, подняться с пола. Руки мои трясутся как после целой ночи физического труда. Увидев это, госпожа несколько раз энергично растирает их, помогая мне разогнать кровь.
- Спасибо, госпожа, - говорю я.
- Ступай, приготовь завтрак, - говорит госпожа, сливки для кофе подогрей – я люблю горячий.
- Да, госпожа, - говорю я, и направляюсь к выходу из комнаты, но на полпути останавливаюсь и оборачиваюсь.
Увидев в моих глазах вопрос, госпожа кивает.
- Что?
- Госпожа, можно мне в туалет? – смутившись, тихо говорю я.
- Иди, - она машет рукой, садясь на кровать.
По дороге на кухню, я забежал в туалет, не забыв после него как следует помыться. На кухне я открываю холодильник, который оказывается полупустым. Я не знаю, что госпожа любит есть на завтрак, поэтому отвариваю пару яиц, и делаю тосты, поставив на стол еще масло и джем. Сливки я тоже нахожу в холодильнике и, перелив их в кувшинчик, ставлю в микроволновку разогреваться. Поискав кофе, я нахожу в шкафу открытую пачку арабики и турку. Насыпав длинной ложкой кофейный порошок в турку, я заливаю его водой и ставлю на плиту. С включением плиты возникают проблемы, так как это какая-то современная варочная панель, но вскоре я разобрался. Пока я варю кофе, я слышу шум воды в ванной - госпожа принимает душ.
Выйдя из душа, она заходит на кухню, одетая в белый махровый халат, и опускается на стул возле окна. Я тут же подаю ей большую чашку кофе, и наливаю туда сливки, остановившись по ее знаку.
- Без сахара? - спрашивает госпожа, принимая чашку из мои рук.
Я вспыхиваю – я совершенно забыл про сахар!
- Все в порядке, - видя мою реакцию, успокаивает она, - обычно я пью без сахара.
Я немного расслабляюсь. Пока госпожа пьет кофе, я стою рядом с ней на коленях, готовый исполнить любой ее приказ. Я разглядываю ее аккуратные ступни, с маленькими пальчиками, с ярко красными ногтями. Очень медленно я протягиваю руку и касаюсь ее ноги.
- Ты должен заслужить право, прикасаться ко мне, - говорит госпожа, оттолкнув мою руку.
- Как, госпожа? - с мольбой в голосе спрашиваю я.
- Ты должен быть очень покорным, и не нарушать правила, установленные мной, - отвечает она, - а ты только что нарушил одно.
- Простите, госпожа, - очень тихо говорю я и опускаю голову.
Госпожа допивает кофе и поднимается. Она берет тарелку с тостами и, положив туда яйца, сует мне в руки.
- Доешь, - приказывает она, - и убери со стола.
- Спасибо, госпожа, - говорю я и набрасываюсь на еду.
Госпожа выходит из кухни, оставив меня одного. Я быстро проглатываю еду, и принимаюсь за уборку кухни. Помыв посуду и вытерев со стола, я оглядываю кухню еще раз: ничего ли не забыл, и иду к госпоже. Войдя в гостиную, я вижу госпожу, сидящую в кресле. На журнальном столике перед ней лежит анальная пробка, такой большой я никогда не видел, рядом лежит флакончик со смазкой.
- Вообще-то у меня были на тебя другие планы, - говорит госпожа, - но теперь придется наказать тебя за твое поведение. Но не волнуйся, я использую тебя по-другому.
От этой многообещающей фразы, холодок пробегает у меня между лопаток.
- Простите, госпожа, - говорю я, отступая на шаг, я не могу отвести взгляд от предмета, который она собирается использовать на мне.
- Тебя когда-нибудь пороли? – спрашивает госпожа.
Я мотаю головой.
- Нет, госпожа.
- Тогда сейчас испытывать тебя не буду, – и, в ответ на мой вопросительный взгляд, госпожа поясняет – Наказание должно быть наказанием, а вполне вероятно, что порка тебе понравится.
Она манит меня пальчиком, указав на ковер перед собой. Я подхожу, и опускаюсь на колени перед ней, мне очень страшно. От страха меня даже начинает немножко мутить.
- Повернись, голову опусти на ковер.
Я, дрожа, исполняю приказ.
- Раздвинь ягодицы руками.
Я повинуюсь.
- Госпожа, пожалуйста, не надо, - жалобно прошу я.
- Тихо! – она чуть повышает голос.
Я замираю. Почувствовав прикосновение пробки к моему анусу, я вздрагиваю. Я чувствую все увеличивающееся давление, пробка медленно входит в меня, направляемая рукой госпожи. Стало немного больно, но тут же, будто почувствовав это, госпожа останавливается, и боль отступает. Подождав немного, госпожа возобновляет давление. Так мои мучения продолжаются минут пятнадцать, пока пробка полностью не оказывается во мне. Когда она переваливает за самую широкую часть, становится немного полегче, но совсем чуть-чуть. Закончив, госпожа поднимается с кресла и куда-то уходит, вскоре я услышу плеск воды в ванной, наверное, она моет руки.
Когда госпожа возвращается, я все еще стою в той же унизительной позе. Она подходит ко мне, и, опустившись в кресло, гладит меня по попе, пару раз надавив на пробку. Я часто дышу.
- Повернись, - приказывает она.
Я поднимаюсь на четвереньки и поворачиваюсь к госпоже. Выпрямившись, я охаю, на глаза наворачиваются слезы.
- Ну как? – интересуется госпожа, приподнимая мое лицо, чтобы заглянуть в глаза.
- Это было… на грани, - запинаясь, говорю я.
- Отлично! Этого я и хотела добиться, – она откидывается на диван.
Госпожа улыбается. Глядя ей в глаза, я вижу, что она возбуждена. Зрачки расширились, дыхание немного участилось. Она подносит к моим губам ножку, которую я с радостью целую. Видя одобрение в ее глазах, я начинаю постепенно подниматься все выше, но когда я добираюсь до колена, она останавливает меня, протянув вторую ножку. Я черчу еще одну дорожку из поцелуев вниз к ступне. Когда я хочу погладить ее ножки, госпожа останавливает меня, и приказывает держать руки за спиной. Не смотря на игрушку в моей попе, которая почти разрывает меня, я тоже уже возбудился, мое дыхание становится прерывистым.
Госпожа, улыбаясь, сбрасывает с себя халат и валит меня на пол. От движения расширителя в попе я снова охаю и сжимаю зубы. Мне не больно, но как-то очень чувствительно. Госпожа поднимает мои руки над головой и, прижав их к полу, садится на меня сверху. Я чувствую рядом с членом ее ягодицы и непроизвольно дергаюсь вверх, но тут же я остановлен движением расширителя в попе, становится почти больно. Глядя в ее глаза я, наконец, понимаю ее замысел – лежа на спине, я теперь беспомощен перед ней. Она снова приподнимается, и теперь уже садится на мой член. Прикрыв глаза, все так же удерживая меня за руки, она покачивается и приподнимается на мне, и через какое-то время я вижу, как она достигает пика наслаждения. Я тоже на грани, но всякий раз, движение расширителя в попе останавливает меня, сбрасывая напряжение.
Кончив, госпожа еще какое-то время сидит на мне верхом. Я вижу перед собой ее порозовевшее лицо с капельками пота. Я думаю, что хотел бы навсегда остановить этот момент. Но, ничто не вечно, и, отдышавшись, госпожа поднимается с меня.
- Идем, - говорит она.
Я осторожно поднимаюсь, стараясь не потревожить расширитель. Зайдя в ванную комнату, госпожа сует мне в руки коробку с салфетками.
- Подрочи, - приказывает она.
От ее откровенности я краснею, но делать нечего – приходится исполнять. Госпожа не смотрит на меня, а заходит в душевую кабинку. Я очень быстро кончаю, и выкидываю использованные салфетки в урну.
Когда госпожа выходит из душа, я подаю ей полотенце. Она заворачивается в него и выходит из ванной, бросив напоследок.
- Иди тоже помойся.
- Слушаюсь, госпожа, - я забираюсь в душ и включаю воду.
Ополоснувшись и выключив воду, я выхожу из душа и оглядываюсь. На полу лежит еще одно полотенце, которое оставила госпожа. Я поднимаю его и вытираюсь, млея от запаха ее тела.
4. ОЖИДАНИЕ.
Госпожа не дает о себе знать почти месяц. Я терзаюсь в догадках, возможно, она уехала из города? Или больше не хочет меня? Но, тем не менее, почту я проверяю несколько раз в день.
В один из предосенних дней, в очередной раз, посмотрев на экран телефона, я снова вижу письмо от нее. Сердце пропускает удар, и я, опустившись на колени, читаю время и место очередной нашей встречи.

И вот, я стою на коленях в коридоре, держа руки за спиной, они не зафиксированы, но так приказала госпожа. Сегодня она ждет какого-то гостя. Я знаю, что они познакомились через клуб, а теперь госпожа собирается дать ему консультацию по составлению какого-то договора.
Когда раздается звонок в дверь, я вздрагиваю и спешу открыть. Господина, пришедшего к госпоже, зовут Алексей, я тоже видел в его клубе несколько раз. Это высокий, слегка седеющий мужчина, спортивного телосложения. Войдя в квартиру, он снимает пальто, и, не глядя, сует его мне в руки. Я спешу убрать пальто в шкаф, и опуститься на колени, чтобы помочь гостю снять обувь. В этот момент выходит госпожа, она здоровается с гостем и приглашает его в кабинет, коснувшись моей щеки, она велит мне принести кофе.
- Какой кофе будет господин? – не поднимая глаз, спрашиваю я.
- Черный, - бросает он, от двери кабинета, оглядев меня с головы до ног.
Приготовив кофе, я осторожно несу позвякивающий поднос в кабинет и ставлю его на кофейный столик. Закончив сервировку, я убираю поднос вниз и хочу уже выйти из кабинета, но госпожа делает мне знак остаться. Тогда я отхожу в сторону, и опускаюсь на колени возле ее кресла. Господа перемещаются за кофейный столик. Госпожа берет кофейную чашку и, привычным жестом греет об нее ладони. Как я люблю этот жест! Они продолжают обсуждать договор, госпожа просит меня принести со стола бумаги, и я спешу выполнить ее приказ. Госпожа делает какие-то отметки в тексте договора. Но вот вроде они закончили, документы убраны в папку, и разговор плавно перетекает на дела клуба. Господа вспоминают смешные моменты, смеются, я тоже улыбаюсь, склонив голову. Внезапно разговор касается меня, и я напрягаюсь.
- Вы позволите задать несколько вопросов вашему рабу? - спрашивает гость у госпожи.
- Да, пожалуйста, - отвечает она, и, поднявшись с кресла, выходит из комнаты.
Я в панике оглядываюсь. Господин встает, и берет с письменного стола стек. Госпожа всегда держит там его, но я не знаю зачем, она ни разу не использовала его. Господин подходит ко мне, и, уперев конец стека мне в подбородок, поднимает мою голову.
- Тебя когда-нибудь пороли?
- Нет, господин.
- Но, ты думаешь, тебе понравится порка?
- Я не знаю, господин, - его вопросы мне неприятны, но таково желание госпожи, и я постараюсь честно ответить на все.
Господин строго смотрит на меня, но тут в комнату возвращается моя госпожа, и он опускает стек. Я с облегчением опускаю голову. Меня трясет.
- Я хотел бы иметь возможность выпороть вашего раба, если это возможно, - говорит гость.
- Я подумаю над этим, - отвечает моя госпожа, - но, в любом случае, это нужно делать не здесь.
- Согласен с вами, - отвечает гость, - в клубе более располагающая обстановка.
Они прощаются. По знаку госпожи я иду в коридор, чтобы помочь гостю обуться и надеть пальто. Проводив гостя, госпожа возвращается в кабинет, и вновь садится в кресло у кофейного столика. Я опускаюсь рядом на колени. Она молчит, затем показывает мне на пустую чашку, и я, забрав поднос, спешу на кухню, чтобы сварить еще кофе. Принеся кофе, я снова опускаюсь у ног моей госпожи.
- Ты хотел бы, чтобы тебя выпороли? – спрашивает она.
Моя голова опускается еще ниже, я утыкаюсь лбом ей в колени.
- Госпожа, пожалуйста… - мой голос звучит глухо, я и сам не понимаю, о чем прошу.
Госпожа молчит, задумчиво гладит меня по голове.
- Двенадцатого сентября, в клубе, - говорит госпожа, нежно запуская пальцы мне в волосы.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
31.08.2012, 01:31
Сообщение: #8
хотел почитать,но не как не решился.)

красота фразы ещё не есть её правильность...
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
01.09.2012, 17:02
Сообщение: #9
5. ПРИГЛАШЕНИЕ.
Ожидание растягивается на три недели.

Один раз госпожа приглашает меня в тот самый ресторан, где мы провели первую встречу. Я жду ее у входа, снова чувствуя взгляд швейцара на себе. Когда она, наконец, появляется, я протягиваю ей небольшую бледно розовую розу. Госпожа улыбается, глядя, как цветок подрагивает в моей руке. Протягивает руку, забирает цветок. Мы заходим в ресторан. Госпожа ведет меня к столику у окна. Помогаю ей сесть, сам сажусь напротив. Странно, но я до сих пор робею в ее присутствии.
- Расскажи, как прошел твой день, - приказывает госпожа.
Я краснею, выдавая себя с головой, но она же не могла узнать? Или могла? Сегодня, коллега по работе пригласила меня на свидание. Я конечно отказался, но все же… Но, делать нечего, рассказываю все без утайки.
- Она тебе нравится?
- Да, - опустив голову шепчу я, мне стыдно, но врать госпоже я не буду.
- И? – она, кажется, не разозлилась, это задевает меня.
- Не будет никакого «и», - яростно шепчу я, глядя на госпожу сверкающими глазами.
Госпожа все еще смотрит на меня, очень внимательно, чуть подавшись вперед. Я опускаю глаза.
- Я принадлежу только вам, госпожа. Не будет никакого «и».
Она снова это сделала – привела мои чувства в смятение. Но, успокоившись, я понимаю, что мне стало гораздо легче. Я благодарен своей госпоже.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
01.09.2012, 23:30 (Последний раз сообщение было отредактировано пользовтелем 01.09.2012 в 23:31. scientist.)
Сообщение: #10
хочу на его место : )....прошу прощения у верхних, т.к. слишком громко выразился для нижнего....мысли вслух...не выдержал...: )

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
03.09.2012, 22:56
Сообщение: #11
6. ОПЫТ.
Наконец я в клубе. Стою, переминаясь с ноги на ногу, в коридоре. Госпожа еще не пришла. Приходят другие члены клуба, вежливо здороваюсь с верхними, приветствую нижних. Жду.
Уже почти все пришли, а госпожи все нет. Ко мне подходит госпожа Вера, это она дала мне телефон моей госпожи. Они с моей госпожой подруги, часто встречаются.
- Привет, Дима!
- Здравствуйте, госпожа Вера. Спасибо, – у меня еще не было возможности поблагодарить ее.
- Пожалуйста, - она улыбается, - я знала, ты понравишься Ирине. И ты так на нее смотрел.
Я молчу, не знаю что сказать. Тут дверь снова открывается, и на пороге появляется моя госпожа. Я опускаюсь на колени, она подходит, здоровается с госпожой Верой, спрашивает про какую-то поездку. Я жду. Госпожа кладет руку мне на плечо, давая понять, что заметила меня…

Госпожи идут в сторону общей гостиной, я поднимаюсь с колен и иду за ними. Но у входа, моя госпожа останавливается, и подталкивает меня к «пыточной».
- Разденься, и жди меня там, - ее голос немного отстраненный.
Я разворачиваюсь и иду в соседнюю комнату, открываю тяжелую дверь, захожу. Я тут еще не был, оглядываюсь. Крючья, кольца, колодки, все как положено, но их вид нагоняет на меня страх. Вдоль стен висят предметы для фиксации. Плетки и тому подобное каждый приносит лично. Я раздеваюсь, аккуратно сложив одежду у двери. Опускаюсь рядом с ней на колени, но долго ждать не приходится – через минуту заходит госпожа. У нее в руках небольшая сумка, она опускает ее на пол передо мной.
- Надень браслеты.
Я послушно открываю сумку и достаю оттуда комплект кожаных браслетов, надеваю, на запястья и щиколотки, плотно застегнув. Замочки щелкают, отсекая мои чувства от реального мира. Ключей нигде нет – они, конечно, у госпожи. Ошейник госпожа надевает мне сама. Потом заводит мои руки за спину и фиксирует браслеты в таком положении. Я вижу, как она достает из сумки еще что-то, присмотревшись, понимаю, это маска с кляпом. Госпожа вставляет кляп мне в рот, он необычный, похож на бабочку. Маска плотно охватывает нижнюю челюсть, а госпожа еще туже затягивает ремешки, один на затылке, а к нему прикрепляет другой, проходящий вертикально через лоб. Затем она достает небольшую резиновую грушу с коротким гибким шлангом, и прикрутив ее к отверстию в маске начинает качать. Я чувствую, как кляп у меня во рту увеличивается, заполняя все пространство, плотно прижимая язык и щеки. Наконец, госпожа посчитала, что достаточно, открепляет грушу со шлангом. Я тяжело дышу, госпожа показывает мне вниз, я смотрю туда и вижу, что возбудился.
- Поднимайся, - приказ звучит как удар.
Я встаю с колен и иду к центру комнаты, подталкиваемый госпожой. В центре комнаты в пол вделаны кольца, госпожа приковывает к ним мои ноги, разведя их на ширину плеч. Следом руки, на свисающую с потолка цепочку. Затем госпожа идет к стене, там небольшая ручная лебедка, к которой прикреплен второй конец цепочки на моих руках. Госпожа начинает вращать лебедку, я чувствую, как мои руки тянет вверх, заставляя прогибаться вперед, выше, выше, еще… суставы хрустят, я мычу сквозь кляп, тогда госпожа останавливается. Подойдя ко мне, она закрепляет веревку в кольце на маске, и подтягивает мою голову вверх, привязав веревку к цепи, удерживающей руки. Теперь я не могу опустить голову, смотрю прямо. Госпожа ставит передо мной стул, и выходит из комнаты. Я остаюсь один, стою неподвижно несколько минут, шея начинает затекать, плечи болят, я пробую подняться на цыпочки, чтобы немного снять нагрузку с рук, но так тоже долго стоять не могу, возвращаюсь в прежнюю позу.
Наконец, дверь открывается, и я слышу, как в комнату кто-то входит. Стук каблучков, это моя госпожа, и более тяжелые шаги, это, наверное, господин Алексей. Я шуршание у себя за спиной, наверное, что-то достают из сумки, затем свист, и на мою попу обрушивается удар! Как больно! Искры летят у меня из глаз! Удары опускаются на меня все чаще, постепенно становясь беспорядочными, спина, попа, все превратилось в сплошной очаг боли. Я кричу, но сквозь кляп раздается только мычание. Внезапно, удары прекращаются, из-за моей спины выходит госпожа, и садится на стул. Ее лицо раскраснелось, глаза блестят, госпожа довольно улыбается, глядя мне в глаза. В эту минуту она особенно красивая. Я немного успокаиваюсь, и тут все начинается по новой. На мою спину и попу снова сыплются удары, и я понимаю, что у моей госпожи очень легкая рука. Я кричу уже на одной ноте, почти вою, но удары не прекращаются. Я пытаюсь уклониться от ударов, извиваюсь в цепях, рискуя вывихнуть руки, но цепи каждый раз возвращают меня обратно под удары. Госпожа внимательно смотрит мне в лицо, а я уже почти не вижу ее – слезы и пот застилают мне глаза. Она поднимается со стула и подходит ко мне, удерживая меня за плечи, наверное, чтобы я не вывихнул себе руки.
Наконец порка прекращается. Я тяжело дышу, слышу, как позвякивает ослабляемая цепочка лебедки. Госпожа поддерживает меня, помогая опуститься на колени, а затем и лечь на пол. У меня нет сил. Закрываю глаза, чувствую, как она отвязывает веревку от маски, как освобождает руки, вздрагиваю, почувствовав прикосновение к ноге – это отстегивают цепочки от ножных браслетов. Госпожа спускает воздух из кляпа и снимает с меня маску. «Спасибо, госпожа», шепчу я. Вижу над собой господина Алексея, ему тоже говорю спасибо. Он кивает и уходит. Руки, ноги свободны, я с трудом поднимаюсь. Меня трясет.
Но, оказывается, это еще не все. Госпожа снова соединяет наручники, теперь уже спереди, взявшись за цепочку, тянет в коридор. Там у нас выставка «художественной порки». Возле стены уже стоит один нижний – Гарик. Спина вся исполосована, по ощущениям, моя выглядит так же. Госпожа привязывает к моим наручникам веревку, лебедки тут нет, только блок под потолком, начинает тянуть. Мне снова приходится поднять руки, веревка натягивается, я поднимаюсь на цыпочки. Госпожа останавливается, закрепляет веревку, затем пристегивает мои ноги к полу, слегка разведя, от чего веревка натягивается еще больше. Уходит. В коридоре тихо. Периодически я слышу шум из-за открывающейся двери в общую комнату. Иногда, кто ни будь проходит мимо меня на улицу – курить. Несколько раз приходит госпожа – проверяет меня, один раз даже подтянула веревку потуже. Я стою у стены довольно долго, мышцы ног начинают мелко противно дрожать, руки болят. Но, постепенно это все отходит на второй план, звуки приглушаются, даже боль отступает, я как будто парю. Время теряет смысл. Кажется, я даже дышу через раз.
Через какое-то время я слышу, как гулко хлопает дверь. Ко мне подходит госпожа, что-то говорит, но я не могу разобрать. Пытаюсь ответить, и плавно соскальзываю в темноту.
Прихожу в себя, на диване. Я укрыт одеялом, госпожа сидит рядом на кресле, смотрит на меня. В комнате народу мало, видимо вечер закончился. Пытаюсь подняться, но госпожа делает знак лежать, подносит к моим губам пластиковый стаканчик с водой, я жадно пью. От ее заботы, слезы наворачиваются на глаза. Я счастлив.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
03.09.2012, 23:09
Сообщение: #12
эээээ.....что-то вспомнил "Хищник"-а....хорошо кожу с него не содрали и верх ногами не повесили : ).......хочу на его место : )
Госпожа Ирина, очень интересный рассказ : )...надеюсь продолжение будет быстрее, чем это.........простите, просто очень интересно : ))

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
05.09.2012, 21:38 (Последний раз сообщение было отредактировано пользовтелем 05.09.2012 в 21:39. Irina.)
Сообщение: #13
7. РАЗГОВОР.
Госпожа вновь расспрашивает меня о моей жизни, мне приятно, что она интересуется мной. Но разговор заходит о работе, и госпожа вспоминает девушку, пригласившую меня на свидание. Я не хочу об это говорить, но выбора нет.
- Как она? – спрашивает госпожа.
- Обиделась, вроде.
- Может, пригласишь ее на свидание?
Мне обидно. Смотрю на госпожу, она видит мою обиду, улыбается.
- Я принадлежу только вам, госпожа, - снова говорю я.
- А если я прикажу?
Этот вопрос застает меня врасплох. Дыхание перехватило, опускаю глаза.
- Пожалуйста, не надо.
- Пригласишь? – настаивает госпожа.
- Да, - в голосе звучит обида.
- О! А куда пригласишь?
- Куда прикажете, - говорю я.
Госпожа смеется – подловил. Я облегченно перевожу дыхание.
8. ВАНИЛЬ.
- Поедем в выходные, на природу, - слышу я голос госпожи в трубке.
- Да, госпожа, - говорю я, хотя другого ответа от меня и не ждут.
Я собираю сумку и еду к госпоже. Еще довольно рано, но солнце уже встало, проглядывает из-за домов. Интересно, куда мы поедем? На дачу?
Поднявшись на этаж, звоню в дверь. Госпожа открывает, она непривычно одета: спортивные брюки, трекинговые ботинки, ветровка. На полу в коридоре стоит большой рюкзак.
- Сумку свою тоже сюда положи, - говорит госпожа.
Я убираю сумку в рюкзак и закидываю его на плечо. Идем в гараж.

Выезжаем на трассу. Госпожа прибавляет скорость, включает музыку. Я смотрю на нее, украдкой. Она замечает, грозит мне пальцем, но улыбается, я опускаю глаза. Музыка сегодня тоже непривычная, обычно госпожа такую не слушает.
Нас обгоняет большой седан, пристраивается спереди, моргает аварийкой. Госпожа машет рукой – приветствует. Через какое-то время за нами тоже пристраивается машина. Теперь мы моргаем аварийкой. Едем дальше колонной. Примерно через час, сворачиваем с трассы, теперь скорость гораздо меньше. Едем по проселочной дороге, затем сворачиваем на малоприметную колею. Госпожа что-то тихо говорит про поездки на седанах по бездорожью, но это просто мысли вслух.
Через пару километров останавливаемся.
- Приехали! Ребята мои не в теме, поэтому особо шокировать их не будем, - предупреждает госпожа, по-хозяйски потрепав меня по волосам.
- Да, госпожа, - отвечаю я.
Мне не по себе. Как мне с ними себя вести, чтобы не оскорбить госпожу? И особо не шокировать? Это как? Выходим из машины. Госпожа знакомит меня со своими друзьями, три парня и три девушки, но, судя по всему, они не вместе. Ребята из первой машины открывают пиво, предлагают мне, но я отказываюсь – знаю, госпожа не любит когда от меня пахнет пивом. Разбираем рюкзаки, у девушек два, у ребят один – девушки пойдут налегке. Я иду в машину за нашим рюкзаком.
В лесу хорошо, тепло, ветра нет, и идти не далеко. Через полчаса мы на поляне. Начинаем ставить палатки. Я никак не могу разобраться с палаткой госпожи. Она видит это – начинает мне объяснять.
- Помнишь, как ты ее в первый раз ставила? – спрашивает один из друзей госпожи.
- Ага, в ночи, - отвечает она, - эх, попался бы мне тогда ее проектировщик…
Я, конечно, знаю, что у госпожи есть своя жизнь, но, почему-то, эти слова меня задевают. Госпожа видит, что я расстроен, удивленно поднимает брови, качает головой. Но, вот, палатка поставлена. Идем к костру. Девушки просят меня открыть вино. Иду за бутылкой, разливаю всем в пластиковые стаканчики. Подаю госпоже, девушкам. Подумав, наливаю себе тоже, смотрю на госпожу, она улыбается, кивает.
Сидим вокруг костра, в стороне жарится традиционный шашлык. Кто-то принес гитару. Хорошо.
Наконец, шашлык готов, открываем еще одну бутылку вина, ребята переходят на более крепкие напитки, всем раздают тарелки с шашлыком. Госпожа передает мне тарелку.
- Спасибо, - я запинаюсь, обращаться к ней без привычного «госпожа» странно.
Поели. Постепенно все разбредаются, кто куда. Две девушки пытаются играть в бадминтон, воланчик все время попадает на деревья, они смеются. Госпожа на краю поляны, разговаривает с одним из друзей, кажется, его зовут Саша. Я смотрю на нее, понимая, что больше всего сейчас хочу очутиться возле ее ног… но, нельзя. Они смеются, он касается ее плеча, она шутливо бьет его кулачком в живот. От этой картины мне становится не по себе – я не могу так свободно прикоснуться к госпоже как он. Почему?
Ко мне подходит одна из девушек, ее зовут Вика. Садится рядом, протягивает пустой стаканчик, я наливаю ей вино, затем себе.
- Вы с Ирой вместе? – спрашивает она меня.
Я не знаю, что ответить, оглядываюсь на госпожу, но она занята разговором.
- Вместе, в некотором роде, - говорю я, но это звучит больше как вопрос.
Вика видит мой взгляд, толкает меня в плечо.
- Не ревнуй, Ира с Сашей одноклассники – в школе встречались, но это все давно в прошлом.
Почему-то от этой фразы мне не легче.
Да, конечно, - невпопад говорю я.
Молча пьем вино. Когда на мое плечо ложится рука госпожи, я вздрагиваю. Оборачиваюсь – госпожа стоит позади меня, очень внимательно смотрит.
- Пойдем в лес пройдемся, - говорит госпожа.
Я с готовностью поднимаюсь. Иду вслед за ней. Ребята свистят нам вслед, она оборачивается – показывает им кулак. Я молчу. Некоторое время идем молча.
- Все в порядке? – спрашивает госпожа, она всегда чувствует меня.
- Да…
- Нет, - перебивает она.
Я не хочу открывать ей свои сокровенные мысли, но госпожа, молча, смотрит на меня – ждет. Приходится рассказывать. Рассказав, чувствую себя обнаженным перед ней. Госпожа подходит ближе, заставляя меня отступать. В итоге, я прижимаюсь спиной к стволу какого-то дерева. Госпожа стоит очень близко, почти касаясь меня. По ее лицу видно, что она рассержена. Я пытаюсь что-то сказать, но слова застревают у меня в горле. Госпожа подвигается еще ближе, берет меня за запястья, и, удерживая мои руки вдоль тела, властно целует. Я инстинктивно пытаюсь обнять ее, но она не позволяет, надавливая на мои руки. Коленом, она раздвигает мои ноги, прижимаясь ко мне теснее. От продолжительного поцелуя я начинаю задыхаться. И тут, госпожа резко отстраняется от меня, я сгибаюсь пополам – мне почти больно.
- У тебя нет права ревновать меня, - говорит госпожа и, развернувшись, уходит.
Я какое-то время не двигаюсь, приходя в себя. Затем иду обратно на поляну, чувствуя себя как побитая собака.
Уже стемнело, подхожу к костру, но госпожи тут нет.
- Ира спать пошла, - говорит мне Вика.
- Вы с ней поссорились? – это спрашивает Саша.
- Нет, - говорю, им не обязательно знать.
Разворачиваюсь, иду к палатке. Опускаюсь на колени возле входа.
- Госпожа, можно войти? – стараюсь говорить тихо, чтобы никто не услышал и чтобы не разбудить, если госпожа успела уже уснуть.
- Заходи, - ее голос звучит глухо.
Я забираюсь в палатку. Внутри совсем темно. Я несколько раз натыкаюсь на госпожу, пока закрываю тент и палатку.
- Ложись в ногах, - со вздохом говорит госпожа.
Я послушно ползу к ее ногам. Там достаточно места, чтобы можно было, согнувшись лежать на боку. Ложусь, но заснуть не могу – трудно лежать почти без движения. Лежу не знаю, сколько времени, час, может быть два. Слышу, как остальные тоже расходятся по палаткам. Госпожа уже уснула, но сон ее беспокойный, она все время ворочается, не застегнутый спальник сполз с нее, я вижу, как светятся в темноте обнаженные участки ее тела. Ночью в лесу уже прохладно, я переживаю – не простудилась бы. Поднимаюсь, аккуратно, чтобы не разбудить приподнимаю госпожу и заворачиваю ее в спальник. На ощупь нахожу и застегиваю молнию. Снова отползаю к ее ногам и ложусь на бок. Госпожа упирается ножками мне в живот, я тихонько обнимаю ее ножки, целую сквозь спальник. Через какое-то время я засыпаю.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
05.09.2012, 22:15
Сообщение: #14
эээээ..........вот везунчик : )....а ещё ? : ) Почему так мало ? : ))

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
05.09.2012, 22:17
Сообщение: #15
хорошего понемножку, потому что ))
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
05.09.2012, 22:21
Сообщение: #16
гыыыыыым : )).....эххх, как всегда, на самом интересном месте : ))

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
07.09.2012, 23:24
Сообщение: #17
9. СОН.
Металлические кандалы и наручники непривычны. Мне даже кажется, что цепочка на ножных кандалах несколько короче обычной. Делаю шаг, и неуклюже падаю на колени, опершись о стену плечом – цепочка действительно короче.

Я вздрагиваю, металлические кольца наручников впиваются в руки, очень больно; но я вижу, что моей госпоже нравится, сжимаю зубы и терплю. Госпожа Вера надавливает мне на гортань, дышать становится тяжело. Пытаюсь дышать открытым ртом – никакой разницы.. Моя госпожа наклоняется и долго целует меня в губы, я почти задыхаюсь. В глазах темнеет. Она отстраняется, давая мне отдышаться, осторожно убирает руку госпожи Веры с моей шеи, я дышу полной грудью.

Под утро я замерзаю. Кое-как поворачиваюсь на бок и подтягиваю колени к груди – так немного теплее. Вдруг на меня опускается одеяло, это госпожа позаботилась обо мне. Тепло.



10. ШИПОВНИК.
Захожу в подъезд, в почтовом ящике лежит довольно объемистое письмо. Реклама? Я удивлен. Вскрываю письмо, это ответ из университета – меня приняли в аспирантуру, нужно срочно решать поеду я или нет, ответ просят прислать до пятницы по факсу. Мои руки дрожат. Отказаться? Первая мысль. Но я так ждал этой возможности. Нужно сказать госпоже, мне страшно, потому что я знаю, какой будет ее ответ – госпожа всегда заботится обо мне.
Собираюсь, выхожу из дома, подойдя к метро, понимаю, что уже поздно, поезда не ходят. Приходится ловить такси. Зато дороги пустые – доезжаю за 20 минут.
Отпустив машину, смотрю наверх, видимо многие еще не спят, в ее окнах тоже горит свет. Я машинально достаю сигарету, закуриваю, но сделав пару затяжек, вспоминаю, что госпоже не нравится запах табака, бросаю сигарету и иду в подъезд. Консьерж уже знает меня, и я спокойно прохожу к лифту. Поднявшись на этаж, звоню в дверь. Я еще ни разу не был здесь без ее приглашения. Откроет ли? Но дверь открылась. Госпожа в домашней одежде, с бокалом вина в руке. Удивленно смотрит на меня, но делает приглашающий жест. Я вхожу, она морщится от запаха сигарет, чуть отступает.
Иду за ней в спальню. Госпожа садится на кровать, я опускаюсь рядом на колени. Молчу, опустив голову. Госпожа ставит бокал на тумбочку, привычным жестом, приподнимает мою голову кончиками пальцев, но я не могу смотреть ей в глаза. Отворачиваюсь.
- Что случилось? – мне кажется, что ее голос слишком спокойный.
Я, запинаясь, рассказываю ей о письме. Госпожа молчит. Я поднимаю взгляд, смотрю ей в лицо. Госпожа на секунду прикрывает глаза.
- Ты должен ехать.
Мой мозг отказывается понимать ее слова.
- Нет, - я мотаю головой.
Госпожа молчит: она никогда не повторяет дважды и никогда не меняет своих решений. Во мне поднимается паника. Я понимаю, что больше не увижу ее.
- Оставь мне что ни будь на память о тебе, госпожа, - молю я.
Она удивленно смотри на меня.
- Ты боишься забыть меня? – я слышу разочарование в ее голосе.
- Нет! Но… Все что угодно! Пожалуйста! – снова шепчу я.
- Жди меня в машине, - говорит госпожа и отворачивается.

И вот, я еду в автобусе из аэропорта в Стокгольм. Разжав украдкой кулак, я еще раз смотрю на цветок шиповника, вытатуированный на моей ладони.

fin
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
08.09.2012, 00:36
Сообщение: #18
Неееееет, Госпожа Ирина, так не честно...ну плиииз...поменяйте сценарий ((
Это не правильно в конце-концов (((((

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
08.09.2012, 00:43
Сообщение: #19
ну.. что есть, то есть
не нравится - сам перепиши Чтобы видеть изображения, вам следует зарегистрироваться.
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
08.09.2012, 00:44
Сообщение: #20
Госпожа Ирина, раб как-бы не может писать так : )

Женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с ней делать. (Хелена Жмиевская)
Найти все сообщения
Сказать спасибо Цитировать это сообщение
Создать ответ 


Переход: